Cloaca maxima

Art project libera
TERRA INCOGNITA

Москва - Петушки - Москва
(экзистенциальный отчет о лыжном походе)

"Петушки - это место, где не умолкают птицы, ни днем,
ни ночью, где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин.
Первородный грех - может, он и был - там никого не
тяготит. Там даже у тех, кто не просыхает по неделям,
взгляд бездонен и ясен…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  26.02.11 в 07:40 появляюсь в здании Курского вокзала у пригородных касс Горьковского направления. До электрички остается пятнадцать минут, и я оглядываю пространство, надеясь различить своих попутчиков среди пестрой публики. Никого не узнаю, но сразу примечаю парня в красной куртке, с рюкзаком и беговыми лыжами, держащего на поводке двух немецких овчарок. Смутно вспоминаю, что в переписке по электронной почте, предшествующей нашей экспедиции, кто-то писал о намерении взять с собой собак. Но читал я не внимательно, и интересовала меня, главным образом раскладка, а не состав возможных участников. Пристраиваюсь немного поодаль, и начинаю ждать, делать пока все равно нечего.
  Через пять минут появляется ещё один персонаж, тоже с рюкзаком и лыжами, подходит и здоровается с хозяином собак, оба искоса поглядывают на меня, а я, в свою очередь, на них, пытаясь угадать, едем ли мы одной компанией, или это совершенно другая группа, не имеющая ко мне и моим друзьям никакого отношения.

  А начиналось всё вот как. 16.02.11. Пашка Мулюкин на форуме оставил следующее сообщение:
"Всем привет пошли 26-26 февраля в лес на лыжах сугробы мерить!!! Предлагай пойти вот по такому маршруту: http://maps.yandex.ru/?um=rpKACmJm_LrwHWnkCpYfYRqkM5Tk3ANP&l=map Он конечно требует некоторой доработки=)"
(орфография автора сохранена)
 По ссылке можно было увидеть вот такую картинку:
 
Внимательно изучив её, можно было понять, что прославленному альпинисту России и гордости города-героя Подольска П. Мулюкину в голову втемяшилась очередная авантюра, и он ищет таких же неугомонных, которые почтут за смертный грех, провести выходные по месту своей временной или постоянной регистрации. Он знал, где искать, и, конечно же, нашёл - я и Антон Костецкий, не стали ждать персональных приглашений. С остальными участниками я знаком не был, и лишь благодаря почтовой рассылке знал, что нас будет не меньше чем шесть человек.

  Через минуту появляется "Наиглавнейший из Главных" сам Paul Mulukin и знакомит меня с Никитой и Димой. С Димиными спутницами - Иветтой (в просторечье - Вета) и Минервой (Фрося), мы тоже знакомимся, но пока не слишком коротко. Едва купили билеты, как к нам присоединилась Тамара Исакова, и теперь для полного счастья нам не хватало только Антона, который уже прислал СМС, с просьбой взять и на него билет. Антона мы дождались, выйдя на улицу.

"Граждане пассажиры, наш поезд следует до
станции Петушки. Остановки: Серп и Молот,…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Прошли по перрону почти до конца, всё, подыскивая вагон посвободней. Оказалось, что желающих уехать в Петушки этим субботним утром немало. Тем не менее, мы расположились в первом вагоне, в тесноте, да не в обиде, как говориться. Так и катили до самых Петушков, прихлёбывая чай из термосов и периодически вступая в контакты с остальными пассажирами, поводом для которых служил нервный характер Фроси. Если Вета, не смотря на суматоху вокруг, проявляла благоразумие и терпимость, то Фрося, наоборот, стремилась поскандалить, и время от времени набрасывалась с лаем, на проходивших граждан. Нас это развлекало в пути, остальные воспринимали по-разному: кто-то возмущался до глубины души, кто-то сочувствовал "бедным собачкам", томящимся в намордниках и на коротких поводках в узком пространстве между сидениями.

Петушки<br>Перрон
Петушки
Перрон

  В 10:25 мы высаживаемся в Петушках. Антон фотографирует нашу компанию на перроне, мы поправляем амуницию и, главным образом, ждём, когда с платформы схлынет большинство приехавших. Совсем не хочется толкаться в толпе с лыжами и рюкзаками, да ещё и собаками. Минут через пять, все кто приехал в Петушки поднялись на мост и устремились в город, а те, кто уезжал в обратном направлении, погрузились в прибывшую электричку. Пространство свободно, и мы тоже отправляемся в путь. Повторяем тот же путь - по лестнице на мост, и поворачиваем не налево, как большинство добропорядочных граждан, а направо, на юг, к Клязьме и лесам. Но сначала нам нужно пройти окраины города.

"… А через полчаса магазин откроется: водка там с
девяти, правда, а красненького сразу дадут…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Как истинные спортсмены, никто не взял с собой ничего лишнего, сверх того, что было заявлено в раскладке, но приблизившись к местному супермаркету, все об этом крепко задумались (Вета и Фрося не в счёт, понятное дело). Всем почему-то на ум пришла одна мысль, что "лишнее", оно в данном случае совсем не лишнее, и при существующих атмосферных условиях одного глинтвейна вечером будет мало. Поэтому в 10:44 мы сделали остановку у магазина, и делегация (добрая половина группы) отправилась восполнить пробел - купить бутылку коньяка и шоколадку. Рядом с входной дверью в магазине заметили стоящий рюкзак и лыжи, но так и не заметили их хозяина. Как только ценное приобретение было сокрыто в недра рюкзаков, все почувствовали прилив бодрости и непреодолимое желание двигаться дальше.

Встаем на лыжи
Встаем на лыжи

 Выбравшись, наконец, за пределы города, мы ещё некоторое время идём по дороге к Клязьме. Дима спускает с поводка Вету и Фросю, последняя, практически сразу прихватывает (играючи!) нашего руководителя за мягкое место. Не понятно, что Фрося хотела донести до "Наиглавнейшего из Главных" этим жестом, но все остальные насторожились. Впрочем, зря больше посланий такого рода от German Shepherd к Homo Sapiens не последовало. Наш отряд догоняет владелец лыж и рюкзака, обнаруженных нами в магазине, им оказывается интересная личность - Сергей Лекай. Однако на тот момент, мы ещё ничего не знаем о его богатой биографии, а сам герой скромно об этом умалчивает. Сергей поведал нам, что не усидел в городе и решил отправиться в лыжный поход, пусть и в одиночку, если так и не найдется попутчиков. Мы, любезно пригласили его присоединиться к нам, он не отказался. Переходим по мосту Клязьму и в 11:20 мы встаем на лыжи.

"… Сызмальства почти, от младых ногтей, любимым словом
моим было "дерзание", и - бог свидетель - как я дерзал!
Если вы так дерзнете - вас хватит кондрашка или паралич…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

....  мать!
".... мать!"

  Нужно заметить, что лыжник из меня ещё тот. До этой зимы я на лыжи вставал…, э-э-э…, дай Бог памяти, пару десятков лет назад, и вот после Нового года обзавёлся беговыми лыжами и в перерывах между праздничным застольем успел пройти две очень популярные трассы - Радищево - Снегири, и Морозки - Калистово. Много падал, особенно с горок, но к финишной черте выходил. Предложенная Павликом прогулка, подразумевала наличие туристических лыж - более широких и коротких, но таких в моем распоряжении не было, а упустить возможность поискать себе приключений в последние выходные февраля, было выше моих сил, поэтому я поперся в том, что имелось. Помимо меня беговые лыжи были у Димы Гладкова, но он ходил на лыжах куда увереннее.

 Едва мы успеваем тронуться в путь, как нас обгоняет кавалькада джипперов, пришлось постоять на обочине, чтобы пропустить технику. После отправляемся следом, сначала по накатанной дороге, а, не доезжая до пос. Клязьминского сворачиваем на целину и начинаем тропить. Я не рвусь вперёд, на своих беговых лыжах я и по проложенной лыжне зарываюсь по щиколотку. В кармане настойчиво звонит телефон, но отвечать на звонок не хочется, слишком увлечён происходящем. Однако телефон не унимается, и я останавливаюсь, уступаю лыжню, достаю его из внутреннего кармана. Звонили из "Сбербанка", "порадовали" сообщением, что мне отказано в кредите. Впрочем, это известие уже не в силах испортить настроение. "Да и х.. с вами!" - срывается полушепотом, и я принимаюсь догонять остальных.

По дороге к пос. Клязьминскому По дороге к пос. Клязьминскому
По дороге к пос. Клязьминскому

 После того как обошли посёлок, возникает спор, куда идти дальше. Сергей Лекай явно лучше знает местность (по его словам, он не в первый раз здесь) и предлагает свернуть налево, где по его мнению удобнее выбраться на просеку. Но нашего Руководителя такими аргументами не сбить с пути истинного, и он заводить нас в овраг, по которому мы продолжаем продвигаться, преодолевая локальные препятствия в виде поваленных деревьев, и кустарника. Через двадцать минут мы всё-таки выбираемся на просеку и направляемся строго на юг, к Сеньге.

В овраге

 Но "война - войной, а обед по расписанию!", во втором часу мы останавливаемся на опушке, разводим костёр, варим рыбный суп, и, конечно же, чай! На обед и приготовление к выходу ушло два часа, что удивляет Сергея. Он уже посвящен в наши планы, и высказывает сомнение, что мы успеем осилить маршрут с таким графиком движения. Снова на лыжи мы встаем в 15:11.

Первый привал и обед Первый привал и обед
Первый привал и обед

  По просеке идём без приключений и к четырём часам вечера выходим к Сеньге. Река подо льдом и снегом, заболоченные берега тоже. Мы вспоминаем, как год с небольшим назад, мы перебирались через Сеньгу, в пешем походе по этим местам. Тогда было намного веселее! Сейчас же, перейти на тот берег не составляет труда. Здесь даже есть какое-то подобие тропы - пробираешься по ней в притирку к камышам, которые стоят плотным забором под снежным одеялом. Пашка придумал себе новую забаву - умудрился влезть прямо на заросли камышей, которые пару минут выдерживают его вес. Но к тому моменту, когда Антон был готов сделать снимок, Пашка проваливается в сугроб, и попытка повторить номер, успехом не увенчалась, он снова барахтается в снегу, подмяв под себя камыши.

Выходим на просеку Собственно я... По просеке к Сеньге По просеке к Сеньге
Выходим на просеку Собственно я... По просеке к Сеньге

 
Переходим Сеньгу Переходим Сеньгу Переходим Сеньгу Переходим Сеньгу
Переходим Сеньгу в снежных коридорах

 
Пашкины забавы Пашкины забавы
Пашкины забавы

  В 16:04 мы все собираемся на дороге и решаем, как продолжать свой путь дальше. Практически перед нами просека, по ней можно выйти к озерам, а вправо уходит дорога, которая дугой также выведет нас к озёрам, разве, что километраж получается больше. Сергей убеждает нас отказаться от тропежки и идти по дороге, так получится быстрее. Все соглашаются, и мы катим по дороге, на которой местами даже попадается лыжня. Здесь я чувствую себя вольготно, набираю темп, сожалея лишь о том, что такие участки пути попадаются сегодня не часто.

"… И куда-нибудь, да иди. Все равно, куда. Если даже
ты пойдешь налево - попадешь на Курский вокзал,
если прямо - все равно на Курский вокзал, если
направо - все равно на Курский вокзал…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  В 16:41 мы стоим на развилке и вновь спорим, куда нам следует держать путь. GPS-навигатор Антона, выдаёт какие-то странные сведения, то ли мороз на него действует, то ли залитые карты не отличаются точностью привязок к системе координат. Минут пять пытаемся сориентироваться по навигатору, атласу Московской области (километровка) и словесным описанием маршрута от Сергея Лекая. Принимаем решение взять правее, и выходить на Оленье озеро.

  В 17:19 перед нами Оленье озеро - заснеженное поле. Когда выходили к нему, снова встретили джипперов, они остановились здесь на привал. Несколько минут разглядываем пейзаж и переводим дыхание, а потом отправляемся дальше, на юг, пересекая озеро.
  Первыми устремляются Сергей и Дима с Ветой и Фросей, за ними бегу я, Антон, Пашка и Тамара сбавили темп и идут следом. Снег на Оленьем озере, немного плотнее, чем в лесу, я почти не проваливаюсь, идя третьим в группе, но зато ощущается ветерок, которого не было заметно в лесу.

Выходим к озеру На берегу Оленьего озера На берегу Оленьего озера Павел и Тамара
Выходим к озеру На берегу Оленьего
озера
На южный берег... Павел и Тамара

 
Тамара Оленье озеро. Закат. Оленье озеро. Закат. Оленье озеро. Закат.
Тамара Оленье озеро. Закат.

 В 17:32 на другом берегу Оленьего озера, снова звонит телефон. На этот раз на связь выходит Антон и просит нас немного притормозить, так они втроем значительно отстали и есть вероятность потеряться, чего совсем не хочется, учитывая, что наступает вечер. Впрочем, скорость передвижения заметно снизилась. Берега Оленьего озера явно заболочены, а выражается это в том, что теперь сплошь и рядом попадается мелкий кустарник, торчащий из-под снега. Мои беговые лыжи всё чаще цепляются за ветки и высохшие стебли травы. К тому же бегущие за Димой собаки, перепахивают, только что проложенную лыжню, и я периодически зарываюсь в снег. Пропетляв по болоту примерно полчаса, в 18:18 мы выходим на грейдерную дорогу и делаем привал на пятнадцать минут. Подъедаем карпит, который я раздал ещё в электричке, решаем, куда идти дальше.

Нора?
Нора?

 По дороге идём на восток. Приходиться тропить, так как всё засыпано снегом, нет ни лыжни, ни следов автотранспорта. Зато нередко попадаются заваленные деревья. Местами удаётся проезжать под ними, как сквозь арку, местами приходиться обходить завалы. Время от времени меняем лидера, первому идти тяжело. Достали фонарики, так как стремительно темнеет. На обочине дороги обнаружили дыру - Пашка сказал, что это лисья нора, фотографируем, но собаки не реагируют на нашу находку, может и не нора вовсе, или там нет никакого зверя? Разбираться некогда, и мы пробираемся дальше.

  Не смотря на то, что я на беговых лыжах, право лидировать, доходит и до меня. И хотя в снег я зарываюсь поглубже, чем Пашка, Антон или Сергей, не отказываюсь от выпавшей чести. По некоторым данным, где-то поблизости должна быть развилка, там мы и планируем встать на ночлег, чтобы с утра определиться точно, возвращаться ли нам в Петушки или прорываться к Шатуре. Объезжая какие-то очередные заросли и оглядываясь по сторонам, я теряю равновесие и падаю в снег. Три минуты лежу, не шевелясь. Чувствуется усталость, и выбираться из сугроба ужасно не хочется. Но вот меня уже нагоняют мои товарищи, а ещё мысли о том, что сейчас не лето и очень скоро я начну мерзнуть, заставляют меня подняться на ноги. Для этого приходится снять одну лыжу и освободиться от рюкзака.

  Протропив ещё сотню метров, мы решаем сойти с дороги и ставить лагерь, в темноте, кто-то разглядел развилку. Новая волна энтузиазма - одни ставят палатки, другие заготавливают дрова. Нашлось применение и лавинной лопате, что я прихватил с собой - для будущего костра разгребаем снег. Отмечаем, что толщина снежного покрова не менее 40 см, что, в общем-то, немало.

  После того как палатки поставлены, костёр горит, а ужин сварен и съеден, начинаются обычные байки, приправляемые глинтвейном и коньяком. Один лишь Сергей отказывается от спиртного (Вета и Фрося не в счет, понятное дело!), но зато не отказывается от разговоров. Вдоволь почесав языки, мы укладываемся спать. Сергей, не смотря на наши предложения подселиться в какую-нибудь из наших палаток, отказывается, и ложиться спать в своей. Остальные распределяются по четвёркам - в одной Пашка, Дима, Вета и Фрося, в другой - Никита, Тамара, Антон и я. За бортом было не выше пятнадцати градусов мороза, но никто не замерз ночью. Правда, я подложил под спину свою зимнюю куртку, которую тащил в рюкзаке.

"…Скажи хоть спасибо, что будем кормить
тебя в соответствии с женевской конвенцией!..
- А чего это такое?..
- Узнаешь, чего это такое! То есть, ноги еще будешь
таскать, Иваныч, а уж на блядки не потянет!.."
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Просыпаемся в восемь утра, но собираемся чрезмерно долго. Точнее, это даже не сборы. Сначала неспешно разводим костёр, топим снег на чай и на завтрак. Потом долго вариться нечто вроде овощного рагу. Попутно выясняется, что всю тушенку мы съели ещё за ужином, и в варево добавляется сырокопченая колбаса, что нисколько не портит столь экзотическое для походных условий блюдо. Утро чудесное, как у Пушкина - мороз и солнце. Если учесть, что это последние выходные календарной зимы, то настроение у всей команды, не исключая собак, весеннее.

Лагерь утром Вета Топим снег, готовим завтрак Завтрак готов
Лагерь утром Вета Топим снег,
готовим завтрак
Завтрак готов

 
Утро в лесу Paul Mulukin Сергей
Утро в лесу Paul
Mulukin
Сергей

 

"… Двумя колоннами, со штандартами в руках, мы вышли
- одна колонна на Елисейково, другая - на Тартино.
И шли беспрепятственно вплоть до заката…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Лишь в 11:40 мы отправляемся дальше. Совершенно очевидно, что до Шатуры мы не доберемся своим ходом, но куда будем выходить, пока не решили окончательно. Есть два варианта - вернуться в Петушки, или повернуть на Северную Гриву. Расстояние, примерно одинаково, но от Северной Гривы до железной дороги нужно добираться автобусом. Зато по дороге мы будем проезжать заброшенную церковь, что делает этот вариант более привлекательным. Снова начинается тропёжка, оказывается, до развилки мы ещё не добрались, но после пересечения дороги просекой, тропить больше не приходиться. Дальше идут две колеи - здесь дорога накатана автомобилями. Продолжаем идти по дороге, направление - северо-восток.

Тропим, тропим... Грейдерная дорога Грейдерная дорога Просека
Тропим, тропим... Грейдерная дорога Просека

 

"… А с утра, еще до открытия магазинов, состоялся
пленум. Он был расширенным и октябрьским…"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  В 13:08 мы останавливаемся на развилке, собираемся (так как группа растянулась по дороге) и решаем, куда всё-таки выходить. Лекай настаивает на Северной Гриве, до неё примерно 15 км. Его главный аргумент - "неинтересно возвращаться туда, откуда начал маршрут". Мне и Антону это тоже кажется более заманчивым, но наш Руководитель решил проявить характер - он безапелляционно заявляет, что мы идём в Петушки. На самом деле, проблема заключается в следующем - Пашку задело за живое, что Сергей явно пользуется большим авторитетом и руководство нашего Руководителя, стремительно девальвирует на его фоне. Можно, конечно разделиться, и уйти за Сергеем, но мы сочли правильным не разбивать нашу команду. Похоже, что и Сергей понимает, откуда ветер дует, но всё же принимает решение выходить на Северную Гриву самостоятельно. Мы отдыхаем пятнадцать минут, пьём чай с имбирем, заваренный Димой в термосе, потом прощаемся с Лекаем, и продолжаем идти уже на север к Клязьме и к Петушкам.

По лесной дороге Никита
По лесной дороге Никита

 

"- Куда вы? Куда вы все бежите?.."
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Дорога, по которой мы продолжали идти, оказалась для меня сущим проклятием. Сначала, когда закончилась тропёжка, я вздохнул с облегчением, думал, что теперь будет легко, но вскоре понял, что ошибся. Обледеневшая, накатанная колея, ухабистая, как и положено быть колее в лесу, совсем не была расположена для беговых лыж. Первый участок пути, я как-то умудрился держать темп и не отставать от остальных. Старался по возможности бежать посередине дороги. Между колеями была полоса снега, примятая днищами автомобилей, и когда передо мной по ней проходил Дима, и прокладывал лыжню, то для меня это была халява чистой воды. Беда была в том, что эта полоса частенько оказывалась разрушенной, и приходилось снова передвигаться по колее. Кстати, иногда Дима использовал собак в качестве тягловой силы. Происходило это таким образом - Вета бежала впереди по команде Димы, а Фрося, которая сразу же пускалась вслед за Ветой, была привязана к его поясу. Такая нехитрая собачья упряжка значительно увеличивала скорость передвижения, да и Вете с Фросей было чем заняться.
  После небольшого отдыха на развилке и расставания с Сергеем, мне пришлось совсем туго. На обледеневшей колее беговые лыжи вели себя непредсказуемо, а середина дороги между колеями, была практически везде перепахана. Отталкиваешься одной ногой, а вторую ведёт по пути наименьшего сопротивления. Всё зависит от уклона дороги и степени её обледенения. О скорости пришлось забыть, и все силы были направлены лишь на то, чтобы удерживать равновесие, впрочем, и это получалось далеко не всегда. В результате я быстро оказался в самом хвосте, вместе с Тамарой. Все мои попытки прибавить темп, неизменно заканчивались падениями. После очередного приземления, я понял, что уже не могу догнать и Тамару. Отчаявшись совершенно, я снял лыжи, взял их под мышки и пошёл пешком. Так получалось куда быстрее, я обогнал Тамару, которая мужественно продолжала ковылять по ледяной дороге, и через пять минут подошёл к остальным. Дима, Паша, Антон и Никита, расположились на обочине, ожидая отставших. Антон не преминул, выказать мне своё презрение, по поводу моего метода передвижения, но я в ответ объяснил популярной лексикой, что я думаю о лыжах, дороге, и его замечаниях тоже. Он понял, что переубедить меня не получиться и отстал.

"… - откуда у них такой аппетит? Жрут по пять раз на день, и очень плотно,
и все с тем же бесконечным достоинством - а разве вообще может быть
аппетит у хорошего человека, а тем более в Штатах!.."
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  В 14:00 мы устроили импровизированный обед на дороге, как только нас нагнала Тамара. Ели промерзшую колбасу и сыр с хлебом. Нашёлся небольшой кусок сала, честно поделенный на всех, ещё пили чай с печеньем. На обед было потрачено полчаса, и я, признаться сомневался, стоит ли мне снова вставать на лыжи, или так и продолжать топать пешком до самого города. Всё же после некоторых размышлений, я рискнул повторить попытку, рассудив, что снять лыжи никогда не поздно.

Пикник на обочине Пикник на обочине Антон Play with me!
Пикник на обочине Антон Play with me!

 Отдых пошёл на пользу, я держался в группе, а не плёлся в хвосте (или может мои товарищи сбавили скорость, понимая, что мне и Тамаре за ними не угнаться?), а чуть позже я сделал для себя открытие, которое помогло мне в дальнейшем. Я заметил, что почти все - и Никита, и Паша, и Антон, больше используют палки, отталкиваясь ими одновременно двумя руками. Сначала я думал, что это достаточно утомительно и бесперспективно, но потом попробовал сам такой же способ передвижения, и убедился в обратном. Действительно, так катиться оказалось намного легче. Отталкиваешься с силой руками, лыжи стремительно скользят по дороге, остаётся только удерживать равновесие, и отталкиваться ещё и ещё. После того, как я стал использовать этот приём, больше уже не плёлся уныло в хвосте, что придало дополнительно сил и подняло настроение.

Дима
Дима

  В 15:53 мы снова оказались на развилке. Наиглавнейшему из Главных пришла в голову ещё одна светлая идея - протропить через лес, и напрямую выйти к Клязьме. Что мы и сделали, благо, что участок это был совсем небольшой. Я и Никита вырвались вперёд, но сбились с пути и снова вышли на дорогу, по которой мы шли раньше. Пришлось возвращаться назад по своим же следам и догонять группу.

По замерзшей Клязьме...
По замерзшей Клязьме...

  Чтобы выйти к Клязьме, сначала нужно было спуститься в овраг, склон был довольно крутой, и я понял, что съехать на лыжах у меня не получиться. Глядя, как остальные корячатся в туристических лыжах, готовясь к спуску, я решил не геройствовать. Просто снял лыжи, и спустился по колено в снегу на дно заболоченного оврага, а там снова встал на них. Может быть это и примитивно, но зато надёжно, во всяком случае, ничего не сломал - ни лыжи, ни ноги.
  Оказавшись на замерзшей Клязьме, я почувствовал себя на коне - по плотному неглубокому снегу, я мог, наконец разогнаться, и на короткое время даже лидировал. По реке мы пробежали полтора километра, а после выбрались на противоположный берег, пересекли поле по целине, и выбрались на дорогу, ведущую в Петушки. На дороге была даже лыжня, правда, местами сильно затоптанная, но всё равно, это было большим плюсом, мы довольно быстро продвигались вперед.

  В 17:40 мы устроили ещё один небольшой привал, допили чай, доели оставшиеся бутерброды и сладости и заторопились дальше, хотелось до темноты выйти к городу. Через триста метров лыжня привела нас в посадки, где окончательно затерялась. Здесь мы встретили ещё отдыхающих, кто-то прогуливался пешком, кто-то был на машине. Пересекли лесополосу и снова оказались на заснеженной дороге. По ней мы прокатили ещё полкилометра и в 18:12 вышли к окраине Петушков, на асфальтированную дорогу. Здесь мы сняли лыжи, и пошли к городу пешком.

"…я ему моргаю: мол, жрать будет нечего.
"Ну, хорошо, я выпью, а чем я зажирать буду?"
"Москва - Петушки" В. Ерофеев

  Через полчаса мы снова оказались у супермаркета, где накануне покупали коньяк. Решили заглянуть туда вновь, чтобы по дороге в электричке было чего пожевать и чем отметить окончание нашего путешествия. Снова в магазин отправилась делегация, и когда она вернулась оттуда, то Тамара была явно раздосадована нашим выбором - бутылка коньяка, пакет чипсов и шоколадка. После чего она и Никита ещё раз посетили супермаркет и пополнили наши запасы бананами, колбасой, хлебом и т.д. Пока мы отоваривались, вокруг нас ошивались два местных жителя. Мужички были пьяные в дрыбадан, завидев нашу компанию, конечно же, не могли пройти мимо, но Вета и Фрося отбили у них желание заводить с нами близкое знакомство. Какие-то проблески сознания у них всё же оставались, и они ушли своей дорогой, а мы поспешили на станцию. Расписание мы не знали, но рассчитывали на удачу, не хотелось мерзнуть в ожидании электрички. Удача нам улыбнулась, на станции стоял поезд, в 19:14 отправляющийся на Москву. Мы успели сесть на него, и весело поехали домой, отмечая окончание похода коньяком и лимонадом. Вета и Фрося, замотанные за эти два дня мирно спали под сидениями, практически всю дорогу. Вагон был полупустой, на всём протяжении пути, и наша компания никому не мешала. В Москве мы были в половине десятого вечера. Все были довольны, несмотря на то, что маршрут, который был намечен изначально, пройден не был. Что же, вероятно, мы когда-нибудь предпримем ещё одну попытку, более успешную - "…Талифа куми, как сказал спаситель, то есть - встань и иди…"

Приложение

Схема маршрута

Схема маршрута
Схема маршрута

 Длина маршрута = 33 км

Трек

Трек. файл plt

 Картографический материал: 100k - n37-007, 100k - n37-008 (www.poehali.org)

 Фотографии: Антон Костецкий

Макхост - качественный хостинг Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru