Cloaca maxima

Art project libera
TERRA INCOGNITA

Ноябрь, Фишт, Лаго-Наки (почти ПВД)

Пролог

Фишт

 Нам невероятно повезло с погодой. Уверен, что мало кто сможет похвастаться тем, что в межсезонье, на Западном Кавказе в начале ноября за четверо суток не упало ни капли дождя, ни одной-единственной снежинки. Считается, что в это время на плато Лаго-Наки образуется плотный снежный покров, который остаётся до весны. Но снег лежал только на вершинах, альпийские луга встретили нас пожухшими травами, над которыми неустанно кружил ветер. Только поэтому нам и удалось совершить восхождение на Фишт, самую западную ледовую вершину Кавказа (2 853,9 м), что и являлось "изюминкой" нашего блицпохода.


 

Идея похода

  Инициатива этого мероприятия "снизошла" от Антона Костецкого, ему, как раз, в этом сезоне не повезло. По стечению обстоятельств, он не смог летом сходить в горы, а пропускать сезон было обидно, и когда он, наконец, получил на работе отпуск, то начал в срочном порядке искать район, который возможно посетить в это время года и попутчиков, с которыми можно осуществить это путешествие. В конце сентября он сделал мне предложение, и я не отказался. В мои планы это совсем не входило, но вышло так, что запланированное ранее, требовало иных временных и материальных ресурсов, и я понял, что решать свои проблемы буду дольше, чем рассчитывал. А если так, то почему бы не отвлечься на вполне бюджетную поездку в горы, тем более что на будущий сезон пока нет никаких конкретных целей? В свою очередь я "соблазнил" Андрея Михайлова, с которым в первый раз сходил в горный поход, и который так же, как и Антон, не смог прошедшим летом побывать в горах.

 Антон выбрал плато Лаго-Наки, с расчётом частично провести отпуск в горах, а после выйти к Чёрному морю, где хотел уже просто отдохнуть. Но так как Лаго-Наки район, скорее, удобный для пеших походов, нежели для спортивных горных, то для того, чтобы исправить это досадное недоразумение, необходимо было подняться хотя бы на одну из трёх самых высоких вершин в районе, и, конечно же, лучше всего на Фишт! Рассматривалась возможность восхождения на Оштен и Пшеха-су, как альтернативный вариант (если погода не позволит покорить Фишт), или как существенный бонус, если наоборот и с погодой и со временем всё будет хорошо.

 Мы начали прорабатывать грядущее путешествие, и остановились на таком варианте: Из Москвы выезжаем утром 3-го числа фирменным поездом 030С "Москва - Новороссийск", 4-го в 06:55 прибываем в Краснодар, откуда автобусом едем в Майкоп. Из Майкопа предстояло добраться до турбазы "Азиш -тау", откуда и выходить на маршрут. До "Азиш-тау" можно было доехать двумя способами. Первый - нас должен был встретить в Майкопе Андрей Михайлов, который отправился в путь на половину суток раньше, на машине с Ириной и Гришей. Оставив последних у турбазы, он возвращался за нами в Майкоп. Второй - из Майкопа мы добираемся до поселка Каменномостского, а оттуда до турбазы на такси, которое можно нанять по некоторым данным за 1 000 - 1 200 рублей. Далее действуем по обстоятельствам. Если плато под снегом и обстановка лавиноопасная, то ходим круг да около, радиальные выходы, с практическими занятиями по теме "тактика передвижения по снежным склонам", а если судьба благосклонна, то карабкаемся на Фишт, и всё остальное. В той или иной мере это устраивало всех. Вроде бы не обидно, если из-за погоды далеко не уйдём (ведь чёткого маршрута и не существует!), а если подфартит, тогда, как говориться, бери от жизни всё! С такими намерениями и поехали.

Состав группы

 Несколько слов об участниках, совсем коротко.

  В определённом смысле, это была необычная группа. А "необычность" состояла, собственно говоря, в том, что со всеми из участников я был на Кавказе, но в разное время. С Михайловыми - Андреем, Ириной и Гришей я прошёл свой самый первый поход Архыз - Красная поляна, под руководством Антона я и Ирина Лаврова ходили в 2009 году в Приэльбрусье. В шутку я окрестил нашу команду "Транскавказской".

  Разумеется, самым опытным из нас был Антон Костецкий, которого все, не сговариваясь, признали руководителем. Заодно Антон являлся и штурманом группы. Остальные обязанности мы не распределяли строго между собой, разве что я вёл дневник по ходу пьесы, на который и собираюсь теперь опираться, описывая наши похождения, и ещё по инерции исполнял роль завхоза.

  Итак, нас было шестеро. Двое из "Вестры" и семейная группа из трёх человек, я же был "связующим звеном" между ними, так как с Андреем Михайловым и его семьёй дружу очень давно, и с "Вестрой" уже два года хожу в походы.

Участники
Участники

Раскладка "Алексеев - не курит"

  Пожалуй, стоит упомянуть и об этом, хотя чести нам такие факты не сделают. На эти четыре дня было запасено безумное количество продуктов, при этом, в группе было три человека, имеющие опыт составления раскладок, ходившие в походы в должности завхозов. По каким-то совсем непонятным причинам мы действовали "от обратного". Вполне возможно, и даже разумно было взять с собой необходимый минимум, чтобы облегчить себе рюкзаки и без того набитые различной снарягой, но мы поступили в точности наоборот.

Раскладка - Алексеев -не курит  Первый вариант раскладки мне прислала Ира Лаврова, и я его вполне одобрил, но счёл нужным увеличить гарнир. Порции по 45 грамм мне показались слишком маленькими, и, в общем, так оно и есть. Я рассчитал, что вес крупы или макарон должен равняться 70 граммам на душу, тогда все будут сыты и довольны. Этот вариант раскладки (полученный от И. Лавровой) я отправил для ознакомления Ире Михайловой, и не встретил возражений с её стороны.

  Дальше приключилось вот что: Буквально за пять дней до отъезда Ирина Лаврова отказалась от участия в походе. Мне пришлось пересчитывать всю раскладку заново, а заодно и подкорректировать её по своему вкусу. В последнюю субботу октября я и Антон поехали закупать продукты в магазин "Ашан" на Каширском шоссе. Антон не прочь "повеселиться, особенно пожрать!", а потому в процессе закупки были допущены некоторые вольности - мы купили больше сладостей, чем рассчитывалось, мы купили много приправ. Да и как обычно, нельзя подобрать всё точно по весу, чаще всего приходиться идти на компромисс и покупать продукты уже расфасованные, масса которых близка по значению той, что нам нужна. Продукты мы купили почти все и в тот же вечер их упаковали. За два дня до похода выяснялось, что Ира Лаврова всё-таки с нами пойдёт, но так как продукты уже все были закуплены и расфасованы с расчётом на пятерых человек, то она самостоятельно составляет на себя раскладку и покупает необходимые продукты. Ко всему прочему, мы планировали быть в горах пять дней, плюс ещё один день рассматривался как запасной на всякие непредвиденные обстоятельства, а получилось так, что мы пробыли там всего четыре дня. Ещё нужно добавить, что у нас оставалась еда, которую мы взяли с собой в поезд, но добрую половину не съели, выкинуть было жалко! Ещё нужно сказать, что Михайловы, которые прибыли к началу маршрута раньше нас, не решились всё-таки приготовить полноценный завтрак в соответствии с раскладкой, и ждали нашего приезда. Таким образом, получилось, что мы таскали на себе продовольствие на два с лишним дня. Плюс ещё "сюрпризы", в основном вино (так как у Антона четвёртого числа был День Рождения), и ещё какие-то мелочи. Даже не учитывая эти "ништяки" и индивидуальную раскладку Лавровой, получалось более килограмма на человека, что для похода такой продолжительности просто сумасшествие.

  Но всё так и было…

Маршрут (не техническое описание)

03.11.2010

  Утром 3 ноября я отправился на Казанский вокзал электричкой с платформы Москворечье. Попутчиками оказались знакомая с ребёнком, они ехали к родственникам во Фрязево, так что до Каланчёвской время пролетело быстро, в разговорах о летнем отдыхе в Абхазии и походах в горы. Пока ехали, от Антона пришла СМС-ка, в которой он сообщил, что забыл дома карты, специально распечатанные для нашего путешествия. Что же, у него всё равно был GPS, а у меня километровый атлас Западного Кавказа, значит, не пропадём!

  На вокзал я прибыл раньше Антона и Ирины, но зашёл в вагон самым последним, заставив моих друзей немного понервничать. Дело в том, что дожидаясь своих компаньонов, я купил бутылку пива, и, прогуливаясь по перрону, умудрился встряхнуть её так, что пиво вырвалось из горлышка бутылки и залило мне руки. Пришлось идти в туалет, умываться, а туалет оказался в самом конце здания вокзала. Наш же вагон был последним, и пока я ходил туда-сюда, Антон и Ира успели уже сесть в поезд и начали разыскивать меня. Впрочем, всё закончилось хорошо, я не опоздал, и в 10:20 мы отчалили из Москвы.

  Поезд, надо сказать, отличный. Идёт быстро, остановок мало, довольно-таки чистый и уютный. Времени мы не теряли и припасённая ранее бутылка коньяка, пришлась кстати. После такого завтрака мы проспали до вечера, а вечером перекусив, снова завалились спать, уже до утра. Когда отъезжали, удалось связаться с Хромыми (Михайловыми), они уже были в Ростовской области. Потом вечером ещё перебрасывались с ними СМС-ками. Связь была налажена и поддерживалась, что не могло не радовать.

04.11.2010

  4-го утром встали по будильнику в 05:55, до прибытия оставался час. Поэтому быстро начали собираться - водные процедуры, завтрак на скорую руку. За окном светало, было интересно наблюдать, как на западе ещё властвует ночь, и кварталы города мерцают огоньками, а на востоке разливается алая краска - восходит солнце.

  Приехали вовремя, и сразу же отправились на автовокзал, так как по расписанию, найденному мною в Интернете, автобус до Майкопа должен был отправляться в 07:20, желательно было на него успеть. Автовокзал был рядом, удивило меня лишь то, что в такой ранний час по московским меркам, там было уже полно народу, это ещё нужно принять во внимание, что день был выходной, праздничный. Тем не менее, нам удалось купить билеты на нужный нам рейс. За три посадочных места и три места багажа с нас взяли 570 руб. Незадолго до посадки в автобус позвонил Андрей Михайлов. Они уже приехали на место, и он интересовался, где находимся мы. Я сказал ему, что мы уже в Краснодаре на автовокзале вот-вот отправимся в Майкоп, и рассчитываем там быть через три часа. Такое время было указано на сайте Краснодарского автовокзала, но в действительности мы приехали в Майкоп через два часа. Должно быть, в расписании содержалась поправка на пробки на дорогах, но мы ехали свободно и достаточно быстро. Водитель, правда, делал незапланированные остановки - подбирал в городе голосующих, и высаживал их, не доезжая до Майкопа, видимо мы проезжали какие-то станицы, разглядеть какие именно я не сумел. Когда до Майкопа оставалось 24 км, я отправил Андрею СМС, сообщив, что мы уже подъезжаем, и он может отправляться к нам на встречу.

  На автовокзале Майкопа мы проторчали целый час, регулярно подвергаясь атакам скучающих таксистов, те всё пытались нас уговорить, воспользоваться их услугами. Было тепло и солнечно. На этой же площади, где находился автовокзал, располагался и железнодорожный вокзал - красивое здание, но он почему-то не работал. Я подошёл и прочёл надпись на памятной доске, которая гласила, что в гражданскую войну в 1920 году здесь проходили ожесточённые бои. За зданием виднелись железнодорожные пути, и стоял товарный поезд. "Да, - подумал я, - видно, что с того самого двадцатого года, этот состав тут и стоит!". Антон сделал несколько фотоснимков, ещё мы купили пару бутылок минеральной воды, больше занять себя было нечем. Народу на вокзале было мало, и чего они там ожидали, тоже было не совсем понятно.

Майкопский Автовокзал Антон и Ирина Автор
Майкопский АвтовокзалАнтон и ИринаАвтор

  В половину одиннадцатого приехал Андрей, и мы, на конец-то, отправились дальше, радуясь отличной погоде и тому, что скоро выйдем на маршрут. По пути Андрей рассказывал нам, как они накануне вечером чуть не сбились с дороги, как потом всё-таки сориентировались и доехали до самого КПП "Лаго-Наки", но в результате всё же вернулись на несколько километров обратно, в поисках удобного места для стоянки. Доехали мы без приключений, с двумя небольшими остановками - один раз, чтобы заправить машину, а второй раз тормознули, когда выехали на хребет Азиш-тау, там, на небольшой площадке, на обочине дороги продавали различные сувениры, предлагали сфотографироваться в бурке и папахе, но самое главное, открывался великолепный вид на долину реки Белая, ради него мы и сделали остановку.

Автозаправка Долина реки Белая Долина реки Белая
Автозаправка Долина реки Белая

  Вскоре мы подъехали к небольшой полянке, где нас дожидались Ирина с Гришей. Времени у нас было немного, так как световой день маленький, а нам было важно начать поход как можно скорее, к тому же выяснилось, что уезжать придётся на день раньше, чем планировали - Ирине Михайловой необходимо было девятого числа быть на работе. Поэтому мы сразу начали заниматься двумя делами - готовить завтрак (он же обед) и распределять продукты по рюкзакам, а заодно и остальные вещи.

Первый лагерь Распределение продуктов Распределение продуктов Приготовление обеда Приготовление обеда
Первый лагерь Распределение продуктов Приготовление обеда

  После того, как гречневая каша с тушенкой была съедена, а вместе с ней доели и остатки наших запасов, что мы брали с собой в поезд, мы заторопились в дорогу. Так как все бы мы в машину не влезли, то решено было сделать две ходки, Андрей отвозил нас по частям. В первую очередь попали я, Ирина и Гриша, разумеется, ещё часть рюкзаков, высадив нас у КПП, Андрей поехал за Антоном и Ириной. Тем временем, я и Гриша подошли к дежурному на КПП и узнали, сколько стоит пропуск в заповедник и стоянка для автомобиля. За сутки с человека брали по 150 руб., а за стоянку 100 руб. в сутки. Подсчитали, получилось, что за четыре дня с нас выходило ровным счётом 4 000. Кстати, народу было много, но в основном, это были те, кто приехал отдохнуть всего лишь на день. С них тоже взималась такая же плата - 150 с человека за проход, и 100 за машину, если кто хотел оставить автомобиль на территории заповедника.

Дорога от Первого лагеря к КПП Лаго-Наки Дорога от Первого лагеря к КПП Лаго-Наки
Дорога от Первого лагеря к КПП "Лаго-Наки"

  Мы оттащили свои рюкзаки с дороги на поляну, стали ждать возвращения Андрея с Антоном и Ириной. Пока сидели на рюкзаках, я успел сделать небольшую запись в дневник. К нам подошел бело-рыжий кот, как оказалось, местный - житель КПП "Лаго-Наки", стал ластиться, мурлыкать, упитанный такой, совсем не нас не боялся, как будто знал давно. Погода была такой же солнечной и тёплой. Часы показывали 14:30.

  Андрей отсутствовал полчаса, не больше. Мы выгрузили рюкзаки из машины, которую оставили за КПП на обочине, сложили в багажник некоторые вещи, которые нам не нужны были в горах, рассчитались с лесниками, и купили у них карту шестьсотметровку, с нанесёнными маршрутами и местами стоянок, обошлось это удовольствие в сто рублей. Проверять у нас документы не стали, просто записали ФИО руководителя группы, Антона и, пожелав удачного похода, отпустили с миром.

  Однако не всё было так просто, "подлянку" нам устроила автомашина Honda, точнее сигнализация. Едва мы успели надеть рюкзаки и зашагать по дороге, как автомобиль заморгал фарами, отмечая то ли удар, то ли попытку проникновения в салон. И хотя мы видели своими глазами, что к машине никто не прикасался на данный момент, оставить всё, так как есть было нельзя, существовала вероятность того, что автомобиль намертво заблокирует двери, и отрыть их можно будет только с помощью специалиста с автосервиса, а автосервис был отсюда очень далеко. Не вдаваясь в детали, скажу, что потеряли мы не меньше часа, пока пытались понять, что же заставляет срабатывать сигнализацию. Так и не придя к единому и очевидному мнению, поступили следующим образом: отключили часть опций у этой самой сигнализации, и только тогда Honda успокоилась. Я не принимал активного участия в этом процессе, так как не являюсь автолюбителем, и, пользуясь свободным временем, успел немножко полазить по скалам, стоявшим возле дороги, а ещё чуть было не потерял часы.

  Можно сказать, что начали мы свой поход в четыре часа вечера, у нас оставалось около двух часов до захода солнца. Первые два километра проходили по той же грунтовой дороге, и здесь было много людей. Большинство уже возвращалось обратно, некоторые завидев нас, с экспедиционными рюкзаками за плечами, искренне удивлялись. Одна тётушка даже спросила, неужели мы собираемся ночевать в горах? Из достопримечательностей, что мы увидели на этом отрезке пути, были первая карстовая воронка рядом с дорогой по правую сторону и молитва "Отче наш", написанная на каменной стенке. Далее грунтовую дорогу преграждал ещё один шлагбаум, частным лицам на личном транспорте за него уже было нельзя, а вот пешком можно, и мы шли дальше.

Старт Отче наш
Старт "Отче наш"

  Вышли на плато и продолжали путь по тропе. Тропа маркированная, заблудиться даже при желании не получится. Поднимались к перевалу Абадзешскому (2 065 м н/к), всё бы хорошо, но начинало темнеть, а до сих пор не попалось ни одного ручья, ни одной речки. Зато поднялся ветер, довольно ощутимый и прохладный. Я опасался, что ветер это только предтеча дождя или снега, но впоследствии оказалось, что ветер здесь гуляет постоянно, а вот осадков, как уже отмечалось выше, не было вовсе. На КПП нам рекомендовали остановиться на ночлег в урочище Инструкторская щель, но мы подумывали, что разбивать лагерь придётся раньше, не очень хотелось идти по темноте. Если бы нашли воду, то, скорее всего, так бы и поступили, а без воды не было смысла готовиться к ночёвке. Уже в сумерках встретили две группы, идущие нам на встречу. С первой просто поздоровались, а когда повстречались туристы следующей команды, я поинтересовался, есть ли где поблизости вода. Мне ответили, что ручьи начнут уже попадаться перед перевалом, до которого оставалось совсем не много. Действительно, мы ещё не поднялись на перевал, как заметили ручейки, пересекающие дорогу, но все они были слишком мелкими, и место для стоянки здесь было неудобное.

Выходим на плато Выходим на плато Плато Лаго-Наки Плато Лаго-Наки Перевал Абадзешский
Выходим на плато Плато Лаго-Наки Перевал Абадзешский

  Уже в темноте Антон, сверившись с GPS, объявил нам, что мы на перевале Абадзешском, но задерживаться мы там не стали, при свете фонариков поспешили дальше. После перевала, вода стала попадаться чаще, мы наполнили пластиковые бутылки, теперь в любом случае могли остановиться и разбить лагерь. С непривычки начал отставать Андрей, он давно не ходил под рюкзаком, да и нагрузил на себя порядочно, стараясь, чтобы Ирине и Грише не приходилось нести большой вес. Гриша забрал у Андрея палатку и ему стало легче идти. Впрочем, нам уже оставалось немного, мы приближались к Инструкторской щели, и уже начали высматривать место для лагеря. У небольшой речки (вероятно исток Армянки), заметили палатку, правда, так и не увидели её обитателей, все были внутри. Слышали голоса, видно было, что внутри палатки ещё не спят, горит фонарик, но мы не стали тревожить соседей, а переправившись по камням через ручей, прошли ещё метров двести и, сойдя с дороги, на лугу решили обосноваться.

  Поставили палатки, приготовили ужин, а после глинтвейн, у Антона был всё-таки день Рождения! Ветер немного стих, было прохладно, и это обстоятельство заставило Андрея и Гришу раньше остальных уйти в палатку и глинтвейн они пили там, все остальные пировали снаружи. Над головой было чёрное южное небо, усыпанное звёздами, и, можно было бы долго наслаждаться этим зрелищем, но день был длинным и богатым на события, а потому, все чувствовали себя уставшими, хотелось спать. Когда уже все разместились в палатках, Антон ещё пытался, поставив фотоаппарат на автоматический пуск и длительную выдержку, написать в воздухе фонарём слово "Вестра". У него всё-таки получилось, нечто похожее, хоть и не с первой попытки.

Набираем воду Звёздное небо Вестра
Набираем воду Звёздное небо Вестра

05.11.2010

  Проснулись в 06:30, хотя намеревались встать ровно в шесть, чтобы максимально использовать световой день. Будильник слышали, но так не хотелось выбираться из тёплого спальника, что, не сговариваясь, решили позволить себе, ещё немного подремать. Однако всё когда-нибудь заканчивается, и пришлось покидать палатку. Я выбрался наружу первым, так как спал рядом с выходом. Было ветрено, но небо было практически чистое, во всяком случае, была надежда, что погода нас не подведёт. С места стоянки был хорошо виден красавец Оштен, правда, разглядывать его было недосуг, так как мы ещё не определились, куда направим свои стопы дальше, то следовало собираться быстрее, и так позволили себе роскошь - спать лишних полчаса.

Утро 05.11.10 Второй лагерь Второй лагерь Оштен
Утро 05.11.10 Второй лагерь Оштен

  После завтрака - пшённой каши на молоке, мы обратились к Антону с вопросом, каким он видит наш дальнейший маршрут? Антон предложил идти на приют Фишт, там заночевать и на следующий день попробовать подняться на гору. От восхождения на Оштен приходилось отказаться, поскольку у нас оставалось всего три дня и две ночи. Существовала вероятность того, что мы сумеем общими усилиями уговорить Ирину Михайлову прогулять ещё один день, но уверенности в том, что это получиться, не было. Пока собирались, Ирина Лаврова видела зайца, который прошмыгнул мимо лагеря. Я вспомнил, что когда ночью выходил из палатки без фонаря, тоже кого-то вспугнул, кто-то отскочил буквально от моих ног, прошуршав в засохшей траве. Разглядеть, кто в темноте не представлялось возможным, скорее всего, мышь.

 Мы снова вышли на дорогу, по которой шли вчера, спустились к следующему ручью, перешли его по камням. Это как раз и было тем самым местом, где нам рекомендовали остановиться на ночлег на КПП - Инструкторская щель. Ничего примечательного тут не было, разве, что обнаружили кучу мусора, без сомнения, здесь останавливались многие, но почему нельзя за собой убрать мусор, оставалось загадкой. Мы, например, перед уходом сожгли все бумаги и лёгкий пластик, а банки из под консервов сплющили и несли с собой в полиэтиленовом пакете. От основной дороги налево уходила тропа, на неё мы и свернули.

Ручей Тропа на Гузерипльский перевал Тропа на Гузерипльский перевал
Ручей Тропа на Гузерипльский перевал

  Мы огибали массив Оштена и шли на перевал Гузерипль (1965 н/к). По-прежнему было ветрено и малооблачно. Шли довольно бодро, но это получалось вполне естественно, так как под ногами была хорошо набитая тропа, и мы могли по пути спокойно разглядывать окрестности, а виды, действительно открывались красивые! Справа стояли неприступные скальные стены, опоясывавшие Оштен, а слева можно было увидеть склоны небольших хребтов - Скаженный, Буйный и Каланча, покрытые сухими травами. Где-то между ними бежали притоки Белой - Армянка и Мутный Тепляк, но самих рек мы не видели. А ещё впереди белыми горбами в дымке проступал Главный Кавказский Хребет, уходивший на восток. И ветер кружил над всем этим великолепием, наслаждаясь свободой и разрывая перистые облака.

Тропа на Гузерипль Тропа на Гузерипль Тропа на Гузерипль
Тропа на Гузерипль
Вид в сторону ГКХ Хребты Скаженный и Буйный Скальный пояс Оштена
Вид в сторону ГКХ Хребты Скаженный и Буйный Скальный "пояс" Оштена

  Сделав два небольших привала по дороге, мы в 10:45 поднялись на перевал Гузерипльский. Первое что бросилось в глаза, это надпись на камне "Магазин 3 км" и стрелка, указывающая налево. А на самом перевале была мемориальная доска, в память о событиях 1942 года, тогда в августе за этот перевал сражались воины 23-го пограничного полка НКВД. Ещё там был тур - металлическая пирамида, покрашенная синей краской, на сторонах которой были нарисованы красные пятиконечные звёзды. На Гузерипле мы пробыли примерно полчаса, пока все собрались (группа немного растянулась по тропе), потом немного отдохнули, после принялись фотографировать, сначала окрестности, тур и мемориальную доску, потом Антон сделал групповой снимок. Ещё Гриша нашёл пару интересных камней, он в последнее время увлекается палеонтологией, а так как когда-то плато Лаго-Наки было не чем иным, как дном океана Тетис, то в каменной породе, нередко можно разглядеть останки аммонитов, гастроподов и прочие окаменелости. Не смотря на то, что рюкзаки были нелегкими, Гриша не смог отказаться от своих находок, некоторые камни он нес сам, а некоторые тащил Андрей.

На перевале Гузерипль Ирина Мемориальная доска
На перевале Гузерипль Ирина Мемориальная доска
Групповой снимок Антон и Ирина
Групповой снимок Антон и Ирина
Аммониты и прочие окаменелости Аммониты и прочие окаменелости Аммониты и прочие окаменелости Аммониты и прочие окаменелости
Аммониты и прочие окаменелости (счастье палеонтолога ;-))

  Потом мы отправились дальше, нам предстояло пройти ещё один перевал - Армянский (1 866, н/к). Собственно перевал был рядом, примерно 2 км и всё так же по тропе, но мы сделали небольшую остановку по дороге, чтобы попить чаю. Тропа пересекала небольшую ложбинку, на склонах стояли вечнозелёные пихты, и это располагало к отдыху и чаепитию, так как по зелёному цвету, мы явно успели соскучиться. Полчаса мы потратили на это занятие, и вновь зашагали по тропе к перевалу, который уже хорошо был виден отсюда.

Спуск с Гузерипля По тропе на перевал Армянский По тропе на перевал Армянский Чаепитие Чаепитие
Спуск с Гузерипля По тропе на перевал Армянский Привал и чаепитие
Скала Андрей Чай и сухари... Не хлебом единым Дальше к Армянскому
Скала Андрей Чай и сухари... "Не хлебом единым..." Дальше к Армянскому

  В 12:45 мы поднялись на перевал Армянский. Здесь тоже стояла крашенная металлическая пирамида, только без звёзд. А ещё отсюда был виден Фишт! И, надо заметить, смотрелся он очень внушительно. До этого момента, мне казалось, что восхождение на Фишт будет не сложнее, чем на перевал категории 1А, но здесь я понял, что такое мнение, было совсем необоснованным. Ещё был виден приют "Фишт", где мы собирались остановиться на ночлег - два маленьких домика плюс ещё какие-то мелкие постройки, стоящие на полянке, на другом берегу реки Белая. Так же сфотографировавшись все вместе на перевале, отдохнув пятнадцать минут, мы поспешили к приюту. Не доходя до зоны леса, а это примерно минут 20 ходу, в одном месте тропа была разрушена, видимо по склону сошёл небольшой сель. Так как я вырвался немного вперёд, то первым перебрался через эту промоину, и, скинув чуть поодаль у тропы свой рюкзак, вернулся, чтобы встретить и подстраховать остальных. Моей помощью, пожалуй, не воспользовался только Гриша, он обошёл это препятствие выше, забравшись по склону, а после снова спустился на тропу. Дальнейший путь к приюту прошёл без приключений, только в лесу иногда под ковром из опавших листьев на тропе попадались заболоченные места, но немного. В 14:00 мы уже все были на приюте, при этом шли не торопясь, вполне реально было прийти сюда на полчаса раньше.

Перевал Армянский На перевале Армянский На перевале Армянский На фоне Фишта На фоне Фишта
Перевал Армянский На перевале Армянский На фоне Фишта
приют Фишт Группа на Армянском Фишт Преодоление препятствия Преодоление препятствия
Приют Фишт Группа на Армянском Фишт Преодоление препятствия
Через осенний лес к приюту Через осенний лес к приюту Через осенний лес к приюту Через осенний лес к приюту
Через осенний лес к приюту

Приют «Фишт»

  Вопреки своим ожиданиям, мы не застали на приюте ни единой души. Нам почему-то представлялось, что там обязательно должен быть кто-то из должностных лиц, ну, что-то вроде местной администрации. Мы даже были морально готовы к тому, что за ночлег на территории приюта, нам придётся платить. Поэтому, когда вся наша группа перешла мост через Белую и собралась на поляне, я и Андрей отправились к домикам, чтобы сразу утрясти все эти "коммунально-бытовые" вопросы. Домики оказались запертыми, на стук в двери и окна никто не открывал и не выходил. Мы обошли их кругом, но никого так и не нашли. На противоположном берегу стояла палатка, и около неё мы заметили людей, но они остановились за пределами приюта "Фишт", то ли им там больше нравилось, то ли они не хотели платить за постой. Что ещё было на приюте? За домиками находилась ещё одна избушка, скорее всего баня, тоже запертая. Была беседка, круглой формы, в центре которой можно было разжечь костёр - оставались пепел и угли. Было три "зелёных" домика - туалеты, ещё пару каких-то маленьких хозяйственных построек. Неподалёку от домиков стояла жёлтая палатка, судя по размерам, на одного человека. Но был ли кто-то в ней или нет, мы так и не увидели, во всяком случае, признаков жизни не обнаружилось. Увидели ещё одно странное сооружение - мачту высотой метров пять с прибитыми поперёк перекладинами, каждая пятая перекладина была примерно в два раза длиннее остальных. Похоже, что сие сооружение предназначалось для измерения чего-то, но чего именно, мы так и не поняли. Для высоты снежного покрова она мало подходила, уж больно высоко начинались эти перекладины от земли, и высоко заканчивались. Может быть, это что-то вроде солнечных часов? Тоже сложно себе представить, как ими возможно пользоваться. В общем, к однозначному ответу мы так и не пришли.

Мост через Белую Поляна на приюте Собственно - приют Фишт Собственно - приют Фишт Исток реки Белая
Мост через Белую Поляна на приюте Собственно - приют "Фишт" Исток реки Белая

  Раз уж мы оказались предоставлены сами себе, то приняли такое решение: вставать лагерем, где покажется удобным, готовить обед, причём не экономить на продуктах, а потом ложиться спать, чтобы утром встать засветло и штурмовать Фишт. Если кто-то из администрации объявиться, то тогда и будем с ними разбираться, что да как, а нет - значит, нет. Мы расположились в самом дальнем углу от домиков, за огромными камнями была небольшая полянка, как нам сначала показалось, там было не так ветрено. Но это только показалось, ветер и здесь чувствовал себя полноправным хозяином, и плевать он хотел на наши предположения и заключения. Пришлось даже из камней строить ветрозащитную стенку для защиты нашей полевой кухни. Мы сварили суп и макароны с тушёнкой, наелись от души, благо продуктов был избыток, и торопиться уже было некуда. Перед тем как завалиться спать, я ещё раз прошёлся к домикам на приюте. Хозяева так и не появились, но зато на приют пришла ещё одна маленькая группа - парень с двумя девушками. С парнем я поздоровался и перекинулся несколькими фразами, его дамы, почему-то предпочли застенчиво держаться поодаль. Они пришли на приют с Партизанской поляны, как выразился мой собеседник - "прогулять девчонок вывел", на гору они не собирались, и завтра уходили обратно. Пожелав друг другу удачи, мы разошлись. Я вернулся в наш лагерь и залез в палатку. Предварительно мы договорились вечером ещё пить чай, устроить что-то наподобие лёгкого ужина, чтобы ночью не проснуться от голода.

  Я проснулся в восьмом часу, и сперва засомневался, стоит ли кого-то ещё будить? Все спали, но, с другой стороны, ведь могли проснуться позже и даже расстроиться, что я не разбудил на запланированное чаепитие. Таким образом, я решил, что стоит всё же разбудить своих товарищей. Кроме Ирины Лавровой все остальные согласились пить чай и есть сало с сухарями. Поэтому я, Антон, Андрей вылезли из палаток и поставили на горелки пятилитровый кан - гулять, так гулять! Ветер всё так же метался по всей долине, но небо было чистым, усыпанным звёздами. Пока закипала вода, мы видели, как по тропе со стороны Фишт-Оштеновского перевала к приюту приближается группа - в темноте мелькала целая гирлянда фонариков. Антон предположил, что эта группа спускается с горы.

  Наконец-то вода закипела, и когда мы уже допивали чай, в небо поднялась красная ракета, со стороны домиков. Красная ракета - сигнал бедствия, просьба о помощи, поэтому мы с Антоном пошли к домикам, чтобы выяснить, что случилось, и если придётся, то оказать помощь, какая будет по силам. Конечно, в голове были и такие мысли, что очень обидно будет ввязаться в спасработы и упустить возможность подняться на Фишт, но выбора не оставалось. Около домиков в беседке мы застали трёх человек, я, честно говоря, в темноте не разглядел толком, те ли эти трое, что пришли на приют вслед за нами (парень и две девчонки), или пока мы спали, пришла ещё одна группа. Мы сразу спросили, они ли сигналили красной ракетой или нет? Нам ответили, что ракета была пущена с другого берега, но никаких больше сигналов они не видели и не слышали, высказали предположение, что если бы действительно кому-то нужна была помощь, то, скорее всего, услышали бы и крики, но было тихо. Мы с Антоном повернули обратно, в раздумьях, что делать дальше, сходить ли на тот берег или нет? Тут навстречу нам вышла из темноты та самая группа, что спускалась с горы. Первым вопросом, который нам задал их руководитель (как я его определил), не мы ли пускали красную ракету? Мы рассказали, как было дело, и что сами ищем виновников переполоха. Сошлись на том, что, скорее всего, ракету запустили обитатели палатки, стоявшей напротив приюта, на противоположном берегу. Оказывается, они тоже поднимались на Фишт в этот день, и, вероятно, в данный момент отмечали своё восхождение. Должно быть, ракета была пущена в качестве салюта. Руководитель, вновь прибывшей команды, сказал, что с утра сходит к ним, на всякий случай, узнает в чём дело, а сейчас всё равно бесполезно что-либо предпринимать - "Если у них кто-то застрял там наверху, то по темноте мы сейчас никого не найдём, а утром уже можно будет начинать поиски". Мы с Антоном согласились с этим мнением, действительно, начинать поисковые работы немедленно, было логично в том случае, если была бы уверенность в их неотложности и район поиска, хотя бы был определён более-менее.

  Мы ещё поговорили три минуты. Ребята действительно сходили на Фишт. Группа была довольно большая, не менее восьми человек. Восхождение они начали с шести утра, но у них не у всех были кошки, и на всех была одна беседка, а на спуск они провесили одну верёвку. Ещё нам посоветовали обходить ранклюфт справа, а не слева, как обычно идут по классике - "Увидите наши следы!". Нам пожелали удачи, и выразили надежду, что у нас восхождение займёт меньше времени, особенно, если мы пойдём налегке, без рюкзаков, и все будем в кошках и системах. Они собирались ночевать на приюте, оказалось, что на второй этаж есть доступ. Можно было подняться по пожарной лестнице, там двери домиков не были заперты.
- Мы может, завтра на Пшеха-су сбегаем, или на озеро Псенодах уйдём, - сказал нам напоследок Руководитель, - посмотрим по самочувствию, они у меня сегодня замучились немного! - прибавил он с довольной улыбкой.

  Подъём был назначен на 4 утра, перед тем как лечь спать, я сходил в "зелёный" домик и, как мне показалось (зрение у меня не стопроцентное, увы!), на небе среди звёзд я разглядел комету. Во всяком случае, какое-то светящееся продолговатое пятно я заметил точно.

06.11.2010

  Проснулся я раньше, чем прозвучал будильник. Приснился какой-то тревожный сон, и я, лёжа в темноте, пытался вспомнить его детали. Снаружи ветер атаковал наши палатки, и, как мне показалось, за ночь только усилился. Это обстоятельство тревожило, я боялся, что погода может испортиться и тогда придётся расстаться с мечтой, подняться на Фишт. Не знаю точно, сколько времени я пытался заставить себя уснуть, должно быть часа полтора, не меньше. Но ничего не получалось, я просто успел выспаться, а ещё предстоящее восхождение будоражило воображение, в общем, было не до сна. Я слышал от Ирины Лавровой, которая уже бывала в этих краях, что на Фишт ходят без подготовки, что иногда восхождение начинают в два часа ночи, чтобы встретить рассвет на вершине. Всё это говорило о том, что Фишт, не такая уж сложная гора, и нам, скорее всего, не составит труда туда подняться. Но я читал в отчётах, что Фишт обладает очень своенравным "характером", и в основном, причиной, по которой подъём может не состояться, это погода. Погода здесь может поменяться мгновенно, и тогда ничего не останется делать, как повернуть обратно. И разговор с руководителем группы спустившейся оттуда, наводил на мысли, что не всё так просто, если им понадобились кошки и одна верёвка на дюльфер. Я вспоминал, как летом мы проходили перевал Тельнова 1Б, а потом шли по леднику Тронова, разорванному во многих местах, закрытому снегом. Я вспоминал наш последний перевал в Джунгарии, который мы перепутали с Койтасом - Светлану, подъём на него тоже заставил попотеть. Но, всё-таки это были перевалы, которых я прошёл больше десятка, подъём по одной стороне, спуск с другой - где-то сложнее, а где-то проще. А тут предстояло первое целенаправленное восхождение на гору, пусть и не самую высокую, пусть и популярную среди туристов. В этом таилось что-то новое, что-то неизведанное, а потому мысли всё время возвращались к горе, я пытался представить себе, что там будет да как.

 Устав от ожидания будильника, но, так и не потрудившись взглянуть на часы (всё-таки пришлось бы расстёгивать тёплый спальник!), я допустил такую мысль, что будильник не сработал, что я проснулся вовремя, и напрасно ждал - мы бессовестно проспали! И ещё пять минут я пытался примирить совесть и собственную лень, и чем бы это всё закончилось - неизвестно, но тут послышался сигнал будильника - ровно четыре утра, пора вставать!

 Разумеется, из палатки я вылез первый, но Антон предложил готовить завтрак в тамбуре, считая, что так быстрее закипит вода, и не придётся мёрзнуть на ветру. До сих пор уверен, что в данном случае это была тактическая ошибка. Да, в тамбуре палатки не дуло и теплопотеря была существенно меньше, но из-за тесноты, всё происходило очень медленно. Была допущена ещё одна ошибка - мы не приготовили продукты для завтрака с вечера, и теперь спросонья при свете фонариков разыскивали их по рюкзакам. Ко всему прочему, Антон и Ирина постоянно находились в палатке, пока готовился завтрак (мне всё равно приходилось оттуда периодически выходить, то за водой, то забрать продукты у Михайловых и т.д.), а значит, мы не могли одновременно собирать вещи, таким образом, ещё теряли время. В результате, на сборы у нас ушло очень много времени - 2 часа 45 минут! Это чересчур много, и не оправданно, тем более в штурмовой день. Снаружи хоть и было ветрено, но не настолько холодно, чтобы прятаться в палатке во время завтрака и в процессе его приготовления. Собрались и вышли мы только 06:45, вместо назначенных шести часов утра. Обнаружилась одна пропажа - ветер унёс полиэтиленовый мешок с мусором, который мы вечером припрятали в камнях. Жаль, очень хотелось пройти весь маршрут, не оставляя после себя мусора. Ещё накануне мы наметили следующий план. Все вместе поднимаемся по тропе до развилки, а там ставим "базовый лагерь". Те, кто хочет, идут на Фишт, те, кому это занятие кажется не по силам, остаются в лагере, отдыхают, загорают, отъедаются и отсыпаются. Потом штурмовая группа возвращается, и опять все вместе идём на перевал Фишт-Оштеновский и далее, сколько успеем, так как вечером седьмого числа нам очень желательно прийти на КПП "Лаго-Наки". Судя по карте, развилка на Фишт и перевал была близко (не далее 1 км), и мы уверенно зашагали по тропе, вдоль истока Белой, ещё при свете фонарей, только-только начало светать.

Третий лагерь. Ранний подъём Третий лагерь. Ранний подъём Подъём по тропе Фишт на рассвете
Третий лагерь. Ранний подъём Подъём по тропе Фишт на рассвете

 Тропа расходилась прямо на склоне, поэтому мы прошли немного вперёд, туда, где тропа выполаживалась и шла параллельно одному из истоков реки Белая. Справа к реке склон был крутой - 30 - 35 градусов, а слева от тропы можно было поставить палатку, чем мы и воспользовались. Палатку поставили одну, и в ней оставались трое - Ира Михайлова, Ира Лаврова и Гриша. Для того чтобы придать палатке устойчивость, как следует растянуть её, натаскали камней с дороги. С собой мы взяли только снаряжение, и взяли его с запасом. На троих у нас было две бухты верёвки, восемь ледобуров, наверное, карабинов десятка два, три или четыре петли, не считая, что у каждого были кошки, ледоруб, и страховочная система. Сразу скажу, что далеко не всё нам понадобилось, но в данном случае лучше было "перебдеть", как мы потом сами убедились. Всё это запихали в Гришин рюкзак, а свои оставили в "базовом лагере", как мы теперь называли это место. Ещё взяли аптечку на всякий случай, фонарики, литровый термос с чаем, немного колбасы и шоколадные батончики, с утра у каждого было с собой личное карманное питание - конфеты, орехи, сухофрукты. Пока возились со всем этим, кто-то взглянул на Фишт и разочарованно воскликнул - вершина была укутана облаками! Антон, сразу сказал, что если там, наверху будет "молоко", то будем спускаться вниз, никаких подвигов! Я и Андрей, согласились, не скрывая досады. Как только собрались, пошли обратно, до развилки и дальше, уже на Фишт. Перед уходом Ира Михайлова спросила нас, сколько мы будем отсутствовать: "Вас, наверное, часов через пять ждать?". Мы ответили, что, скорее всего, так и получиться, а Андрей добавил, что фонарики мы всё же взяли, на всякий случай. Когда уже отошли от лагеря и повернули на Фишт, наперерез по склону к нам выбежал Гриша, за ним спешили остальные. Гриша нес с собой страховочную систему, решил, что Андрей забыл её. Но это была другая система, просто у Михайловых все беседки были одинаковые - Singing rock, все одной модели. Андрей вспомнил, что его система, которую он взял с собой, была с карабинами, Гриша зря беспокоился.

Вид на приют с тропы к Фишт-Оштенскому перевалу Красные скалы Фишт в облаке Базовый лагерь
Вид на приют с тропы
к Фишт-Оштенскому перевалу
Красные скалы Фишт в облаке Базовый лагерь

Фишт

 Рюкзак со снарягой получился увесистый, несли мы его по очереди, первому выпала честь Андрею. Потом я его сменил, а когда тропу пересекла осыпь, я отдал его Антону. Потом тропа закончилась, мы подошли к скальной стенке, высотой метра четыре, пришлось вспомнить свободное лазанье. А дальше мы уже выходили в висячую долину между Фиштом и Пшеха-су. Здесь тропа ветвилась, о чём свидетельствовали многочисленные туры и ещё попадавшиеся на глаза маркеры на камнях. Долина была необыкновенной, такой инопланетный пейзаж редко где увидишь. Здесь было всё: террасы из камней, чем-то напоминающие вавилонские зиккураты, остатки снежников, небольшие полянки с увядшей травой, конечно же, карстовые воронки, кое-где на скальных стенах виднелись пещеры, и отдельно лежащие каменные плиты и глыбы, с проточенными водой и ветром поверхностями, как будто кто-то старательно огромным резцом придавал им необычный рельеф. Можно ещё добавить, что каменная порода была разных цветов и оттенков, от белого как мел до красного, весь спектр был представлен полностью. Отсюда ещё был виден наш базовый лагерь - маленькие фигурки Ирин и Гриши, и крошечную палатку, которая почти сливалась со склоном. И ещё мы увидели далеко впереди на скальном выступе силуэты горных козлов, и не упустили возможность их сфотографировать. Впереди нас шла группа из двух человек - мужчина с рюкзаком за плечами и женщина в жёлтой курточке. Впоследствии мы так и прозвали эту группу "Жёлтая курточка". Шли они, как мне показалось, немного медленнее нас, но практически без отдыха. Мы же продвигались короткими перебежками - пройдём метров триста, останавливаемся на трёхминутный отдых, кто-то меняется с тем, кто нес до остановки рюкзак. В 11:07 мы подошли к большому фиштинскому леднику, отсюда он был виден как на ладони. Когда ещё шли по тропе от лагеря, я вспомнил, что никто из нас не догадался взять хотя бы одну треккинговую палку, ведь собирались идти по закрытому леднику, нужно было чем-то зондировать путь. Но возвращаться не стали, и дело не в приметах и суевериях, а в том, что не хотелось терять время. Решили, что будем зондировать ледорубами, не так удобно, но можно. Теперь же мы видели, что по леднику ходят даже без связок.

По Тропе в висячую долину По Тропе в висячую долину Подъём в долину Подъём в долину Подъём в долину
По Тропе в висячую долину Подъём в долину
Приют Фишт Базовый лагерь сверху Обходим Красные скалы Чудеса висячей долины Чудеса висячей долины
Приют "Фишт" Базовый лагерь сверху Обходим Красные скалы Чудеса висячей долины
Инопланетный рельеф Инопланетный рельеф Инопланетный рельеф Инопланетный рельеф Козлы!
Инопланетный рельеф Козлы!
Скалы Террасы Террасы Снежники и цветы Скалы
Пещера Выход под ледник Выход под ледник Выход под ледник
Пещеры, террасы, снежники и рододендроны - здесь было всё!

 Антон предложил выпить по кружке чая и немного подкрепиться прежде, чем надевать на себя обвязки и кошки и начинать восхождение. Что мы и сделали, расположились на камнях, достали термос и сырокопченую колбасу. Пока жевали и глотали, рассматривали, что делают наши конкуренты на леднике. Впереди была группа из трёх человек, они уже подошли под самый гребень, а вслед за ними пустилась "Жёлтая курточка". Было солнечно и ветер здесь почти не чувствовался, но за вершину постоянно цеплялись облака, хотя ничего не предвещало ухудшения погоды.

Вершина в облаках Вершина в облаках Большой Фиштинский ледник Последний привал перед штурмом Последний привал перед штурмом
Вершина в облаках Большой Фиштинский ледник Последний привал перед штурмом

 Закончив перекус, мы вышли по следам на снегу на ледник, преодолев по пути моренный вал. Здесь мы достали наше снаряжение и начали облачаться. Сзади нас, с правой стороны довольно прилично сыпало со стенки, но мы были в безопасном месте, и только оборачивались на шум падающих камней. Решили, что связываться не будем, а просто пойдём по следам, оставленным на снегу нашими предшественниками, но кошки нацепили сразу.

Через моренный вал Ледник
Через моренный вал Ледник

 Пока мы облачались в свои обвязки и кошки, развешивали карабины и ледобуры, первая группа из трёх человек, повернула обратно и выходила прямо на нас. Встретились мы с ними, можно сказать, на "старте". В группе было двое мужчин, уже солидного возраста и молодая женщина. Конечно же, мы поинтересовались, что заставило их повернуть обратно? "Да, мы так, вышли без снаряжения, без всего, - отозвался один из мужчин, - подошли под гребень, а там без кошек делать нечего! Ну, вы взойдёте - продолжал он, - у вас снаряги - прямо на Эверест собрались!" Его товарищ поддакивал ему, а мы не стали терять время, распрощались с ними и рванули вперёд. "Жёлтая курточка" в это время уже вышла под гребень и предпринимала попытку взойти на него.

 Шли по леднику без связки, но, судя по всему, она здесь и не нужна была вовсе. Мы шли по многочисленным следам, прямо посередине ледника уже намечалась тропка, за последние дни по ней ходили и не однократно. Поднимались по склону градусов в пятнадцать, и хотя это, кажется не много, но уже начинала ощущаться высота, или мы просто чуть устали, пока поднимались из лагеря. Андрей вырвался вперёд, мы с Антоном немного отставали от него. Снег под ногами был жёсткий, обледеневший под лучами солнца, и кошки были в самый раз. Возможно, было подняться под гребень и без них, но тогда всё происходило бы куда дольше. Справа по ходу движения, почти под гребнем видны были трещины на леднике, но у нас по курсу всё было чисто, если ледник и был порван, то плотный слой снега закрывал собой всё, провалиться мы не боялись.

Через ледник к гребню Через ледник к гребню Через ледник к гребню
Через ледник к гребню

 Через десять минут поднялись к гребню и тут остановились. Прямо перед нами был приличный бергшрунд (или ранклюфт, как его называл руководитель группы, что спустилась на приют вчера), обойти его слева для нас не представлялось возможным, а справа единственный удобный вариант подъёма заняла "Жёлтая курточка". Это был как раз тот путь, по которому поднималась и спускалась вчерашняя группа, были видны следы. Склон был достаточно крутой 40-45 градусов, и мужчина осторожно поднимался по нему, намереваясь провесить верёвку. Женщина внизу страховала его. Стало понятно, что быстро у них не получиться, а одновременно подниматься по этому же коридору, было невозможно. Понаблюдав за ними минут пять, мы стали искать собственный путь. Через бергшрунд на склон выходил снежный мост, и склон гребня здесь был даже положе, чем там, где пытались подняться наши попутчики. Антон предложил рискнуть, и подняться здесь, через снежный мост на гребень. Для начала мы достали верёвку и связались, идти совсем без страховки было опасно, сорвавшийся мог легко оказаться в трещине. Первый в связке был Андрей, как самый лёгкий из нас, он первый и переходил снежный мост, и потом лидировал дальше. За ним был я с рюкзаком, в котором лежала ещё одна бухта верёвки и остатки снаряги. Замыкал шествие Антон.

 Снежный мост мы преодолели без труда, а вот дальше началась более интересная работа. Мы выбирались на гребень траверсом, и не всегда жёсткий снег под ногами выдерживал наш вес, пару раз я срывался, правда, практически сразу зарубался. Ещё бы! Мотивация, как говориться, у меня была основательная - скатываться в зияющую пасть бергшрунда, мне совсем не хотелось! Ещё я боялся, что стащу за собой Андрея, а вместе мы, вполне вероятно, увлечём за собой и Антона. Потом, когда всё уже было позади, Андрей сказал мне, что когда я первый раз закричал "Срыв!", то дёрнул его заметно, во второй раз, я не сильно нагрузил верёвку - быстрее зарубился. Антон тоже рассказывал, что при моём первом срыве, он немного зазевался, а во второй раз, сразу же воткнул свой ледоруб в снег.

Связка перед подъёмом Подъём на гребень Подъём на гребень
Связка перед подъёмом Подъём на гребень

 Поначалу снег под ногами был довольно жёсткий, кошки пробивали его, но всё равно, ступени получались неважные, однако идти, опираясь на ледоруб, соблюдая осторожность, было можно. А примерно на середине склона, продолжая так же траверсировать его, мы заметили, что снег стал более мягким, ноги стали съезжать вниз. Антон крикнул нам, что здесь, наверное, карниз. Антон, видимо перепутал термины, и хотел сказать, что здесь есть вероятность схода "доски", и я за минуту до этого почувствовал что-то неладное. Хотя и не было похоже на лавиноопасную обстановку, но кто мог знать наверняка? Андрей сверху спросил: "И, что же теперь делать?". "А ничего, - ответил Антон, теперь только вперёд!". "Да, - подумал я, - теперь точно "Вперёд и вверх!", как учили, строго в лоб, не подрезая склона, и дай, Господь, чтобы этот склон под нами не поехал!". Честно скажу, что было в этот момент не по себе. Я уже успел запыхаться, так как приходилось работать и ледорубом, постоянно опираясь на него и вбивать, как можно глубже кошки, да и за верёвкой смотреть, она всё время норовила попасть под ноги. Я бы с удовольствием остановился и отдохнул минут пять, но останавливаться теперь совсем не хотелось. В общем, пришлось собрать остатки сил, и карабкаться наверх за Андреем. Андрей, было, заторопился, и я начал нагружать верёвку, пришлось пару раз его окрикнуть, чтобы он немного сбавил темп, но потом мы подстроились друг под друга, и пошли уже равномерно. Антону, как последнему в связке, было проще, он ориентировался на впередиидущего, то есть на меня. На гребень мы вылезли без приключений, и только там вздохнули спокойно. А "Жёлтая курточка" тем временем повернула обратно! Мужик так и не смог подняться и закрепить верёвку. То ли длины верёвки ему не хватило, то ли последние метры до небольшой площадки на склоне, где можно было бы спокойно встать, он не сумел преодолеть. Кстати, когда мы начинали свой подъём по гребню, он выражал сомнение в нашем успехе, и предлагал скооперироваться - отдать ему нашу верёвку, чтобы он провесил перила для всех. Но нас уже было не остановить, а они ушли вниз, так и не поднявшись на Фишт в этот день.

 Оказавшись на гребне, я принял Антона с рук, не стал делать точку на ледорубе. Впрочем, ближе к гребню склон выполаживался, и здесь было менее опасно. Рассиживаться, мы не стали, до вершины было примерно триста метров, правда, мы тогда ещё этого не знали. Пошли дальше по гребню в связке, по веренице следов, проложенных накануне. Я не стану утверждать, что по гребню нужно было идти в связке обязательно, вполне возможно пройти и так. Местами гребень сужался, и в обе стороны опускались крутые склоны, но его ширина практически везде позволяла идти уверенно, не опасаясь оступиться и соскользнуть вниз. Пожалуй, на пути было только два неудобных места - один раз пришлось осторожно влезать на каменную ступень, почти в метр высотой, и ещё раз тропка совсем сузилась, я опасался, что она не выдержит нашего веса и начнёт осыпаться. В связке же, было более надёжно, а так как облака облюбовали Фишт и обволакивали его макушку и частично гребень, то видимость была не больше двадцати метров. В общем, связка нам не казалась лишней.

Гребень Фишта Идём по гребню Идём по гребню Идём по гребню Последние метры
Гребень Фишта Идём по гребню Последние метры

 До финиша оставалось уже совсем немного, и мы это скорее чувствовали, чем видели, когда очередное облако снова укутало нас. Антон, крикнул сзади: "Ну, всё, я думаю, дальше идти не стоит!". И хотя он был прав, на все сто процентов - безопасность превыше всего, я не смог бы с этим смириться. Быть в двух шагах от цели, и не достигнуть её, потому, что не хватило духу рискнуть, сыграть ва-банк?! Я уже развернулся к Антону, готовясь возражать ему, упираться, упрашивать - всё, что угодно, но только пройти последние метры, как впереди послышался возглас Андрея: "А всё, вот же он! Вот он! Всё, пришли!!!". Ветер разорвал пелену на несколько секунд, и мы увидели впереди, чуть правее очертания красного креста, это и была высшая точка плато Лаго-Наки, самая западная ледовая вершина Кавказа - Фишт.

На вершине На вершине На вершине На вершине
На вершине
Приют с вершины Приют с вершины Ледник с вершины Ледник с вершины
Приют с вершины Ледник с вершины

 Буквально через минуту мы все собрались у креста, всех троих распирала радость и гордость от содеянного. Фишт принял нас, мы сделали то, ради чего и затевалась эта поездка, одним словом, это была победа. На часах было 13:58, я сделал запись в блокнот. К удивлению, на вершине мы не нашли тура, у подножия восьмиконечного креста из металла, покрашенного красной краской, лежали два шоколадных батончика. Но мы не стали их трогать, так как с собой принесли свои. Мы решили допить чай, и съесть шоколад, чтобы подкрепиться перед спуском вниз. Конечно, много фотографировали, хотя облака не давали нам хорошего обзора вокруг. А потом, снова связавшись (на вершине мы отстегнулись от верёвки, чтобы не путаться в ней и не топтать её), пошли обратно вниз. Предстоял спуск по гребню, и он тоже требовал к себе внимания, до того, как мы окажемся на леднике, не следовало расслабляться и поддаваться эйфории.

В сторону перевала Белореченского Подножие креста Почти Рерих
В сторону перевала
Белореченского
Подножие креста Почти Рерих

 Дорога назад была, конечно же, легче. Первую сотню метров Андрей и Антон продолжали щёлкать фотоаппаратами, на ходу, тем более что облачность стала спадать. Мы допускали провис верёвки, не опасаясь куда-нибудь сорваться или провалиться. Правда, одну вещь мы решили сразу - спускаться с гребня будем там, где на него восходила вчерашняя группа и сегодня пыталась взойти "Жёлтая курточка". Наш путь подъёма не годился для этой цели. Я сразу заявил, что там спускаться, не намерен, впрочем, меня никто и не уговаривал, Антон и Андрей были со мной солидарны. Ориентируясь по следам, мы дошли до места, где начинался спуск с гребня на ледник. Лидировал Андрей, он начал спускаться на три такта, за ним последовал я. Примерно посередине, поменяли тактику - шли прусским шагом, склон стал положе, потом опять на три такта, и так до маленькой в полтора квадратных метра площадки, над тем самым коридором между скальных выступов, где предстояло повесить верёвку на спуск. На мой взгляд, угол склона был от 40 до 45 градусов, может немного больше, но сверху казалось, что под нами обрыв. Антон спустился за нами последний, и я сразу спросил его - как будем действовать дальше? Осмотревшись, Антон сказал, что будем делать станцию на ледорубах, и уходить по перилам. "А как последний будет уходить? Как верёвку сдёргивать будем?" - снова спросил я, понимая, что мы сейчас не сможем организовать "катапульту" для сдёргивания ледорубов, нет такого опыта и нужного снаряжения. "Последним уходить буду я, - ответил Антон, - Разберу станцию и уйду на двух инструментах". Спорить мы не стали. Я волновался за Антона, но не рискнул поменяться с ним ролями, не был уверен в своих силах. Антон же произнёс всю фразу уверенно, как будто для него это было обычным делом. На тренировках мы делали станции на ледорубах, и вполне успешно, но там были не такие крутые и протяжённые склоны, не было камней и столько снега. Если мы и срывали вкопанный ледоруб, то ничего страшного не происходило, ну упал в сугроб, что такого? Здесь же всё было "по взрослому", если станция не выдержит, то велика вероятность, получить серьёзную травму при падении, протяжённость склона была приличной, как выяснялось чуть позже, практически на всю длину верёвки.

Назад по гребню Назад по гребню Назад по гребню Назад по гребню
Назад по гребню
Назад по гребню Назад по гребню Назад по гребню Вниз на ледник Слева массив Пшеха-су
Назад по гребню Вниз на ледник Слева массив Пшеха-су

 Антон вогнал свой ледоруб в снег на всю длину древка, потом то же самое проделал с моим. У меня ледоруб Salewa, с обрезиненной рукояткой, это мешает его вгонять в снег, поэтому Антон приложил усилие, чтобы утопить его как можно глубже, а после присыпал верхнюю часть древка и головку ледоруба снегом. Потом на карабинах закрепил петлю, сделал компенсатор и закрепил за станционный карабин верёвку. Разумеется, мы все встали на страховку, как только станция была готова. Первый уходил вниз я. Я собирался идти с рюкзаком, в котором находилась вторая верёвка, петли и железо, которое нам не понадобилось, но Антон распорядился, чтобы я уходил налегке. Я начал возражать, но Антон сказал мне, что если я не спущусь по каким-нибудь причинам, или мне не хватит длины верёвки (тогда мы ещё не знали этого точно, брошенная вниз верёвка, не дошла до конца), то у них с Андреем останется вторая верёвка. На том и порешили. Напоследок, Антон посоветовал мне не нагружать сильно перила, так как станция, всё-таки на ледорубах. Я и старался это делать во время спуска вниз. Не знаю, был ли толк от моих стараний, верёвка проходила через "reverso 3" рывками, но я всё же добрался вниз, и крикнул "Земля!", давая понять, что спуск закончился успешно. У Андрея не было спускового устройства, а у Антона заклинил карабин, на котором болталась его "Риверса", поэтому я снял свою спусковуху и прусик, прицепил их карабином к верёвке и крикнул наверх, чтобы вытаскивали. Вторым спустился Андрей с рюкзаком за плечами. Тоже без приключений, хотя давно не практиковал спуск по перилам. Потом мы минут десять ждали, пока Антон разберёт станцию и будет готов слезать сам. Он крикнул сверху, что бы я страховал его. Честно говоря, смысла в такой "страховки" не было никакого, и я сказал об этом Антону, да он и сам это понимал. Я даже станцию не мог сделать - все ледорубы были наверху у Антона. Просто Антону так было спокойней, и, как он сказал, - "если я сорвусь, то хотя бы не улечу слишком далеко!", но было понятно, что и без верёвки при срыве будет то же самое. Там где стояли мы с Андреем, было уже относительно полого, не было трещин или камней, и значит, если бы Антон сорвался, то оказался бы в конечном итоге недалеко от нас.

 Наконец, началось движение наверху, мы увидели как осторожно, по склону сползает Антон, врубаясь в снег двумя ледорубами, своим ледорубом и ледорубом Андрея. Мой ледоруб Антон повесил на верёвку через карабин и спускал чуть ниже себя, пока он не съехал сам к нам вниз. Андрей, было, взялся помогать мне, протравливать верёвку через спусковуху, хотя в этом не было необходимости. Антон вдруг крикнул нам: "Ну, вы хоть бы пару снимков сделали, что ли!", и Андрей расчехлил свой фотоаппарат, а я продолжал "страховать". Последние пять метров, Антон съехал на спине, они были не такими крутыми, и на этом самая сложная и опасная часть нашего путешествия закончилась. Мы забухтовали верёвку, бросили её в рюкзак и поспешили вниз по леднику, по старым следам. Я предложил немного срезать путь и выйти к правому краю ледника, откуда было ближе к тропе в долину, но со мной не согласились, и мы решили пройти по старому пути, немного длиннее, но зато надёжно!

Героический спуск Антона на двух ледорубах Героический спуск Антона на двух ледорубах Героический спуск Антона на двух ледорубах Вечереет... Вечереет...
Героический спуск Антона на двух ледорубах Вечереет, однако...
Вниз по леднику Привал перед спуском в долину Привал перед спуском в долину
Вниз по леднику Привал перед спуском в долину

 В 16:16 мы были там, где надевали кошки и обвязки перед подъёмом. Теперь наоборот, мы снимали снаряжение, снова убирали его в рюкзак. Отдохнув пять минут, пошли дальше вниз. Подъём занял больше времени, чем мы рассчитывали и мы понимали, что в лагере нас заждались, да и самим хотелось, уйти вниз до темноты, а нам оставалось менее двух часов. Вниз идти проще, и мы топали практически без остановок, даже рюкзаком менялись на ходу. Если память не изменяет, то было всего два коротеньких перекура. Да ещё задержались у громадной карстовой воронки, Антон сфотографировал меня на краю, чтобы был виден масштаб. Шли мы немного другой тропой, но как я упоминал выше, она здесь ветвилась, и мы всё равно ориентировались по турам. В сумерках мы подошли к скальной стеночке, по которой карабкались наверх утром. Первым спустился Андрей, а потом помог спуститься мне, я шёл в это время с рюкзаком. Андрей подсказывал мне, куда лучше ставить ноги, где искать точки опоры. После этого последнего препятствия, мы выходили на набитую, уже знакомую нам тропу. Опускалась ночь, и мы зажгли фонарики, до лагеря оставалось не больше пятисот метров.

Карстовая воронка Карстовая воронка Долина вечером
Карстовая воронка Долина вечером

«Сюрприз»

  Я не преувеличу, если скажу, что все мы - Антон, Андрей и я мечтали в тот момент об одном - о кружке горячего сладкого чая с лимоном. С собой мы брали литровый термос, который допили ещё на вершине, а по пути вода нам не встречалась. Во рту ощущалась сухость, и только сознание того, что через несколько минут мы будем в лагере, где наконец-то будем вознаграждены за все страдания свежим, горячим напитком, придавало силы и бодрость духа. Если бы нас встретили ужином, то это было бы вообще райским наслаждением, но я не рассчитывал на такое везенье, так как понимал, что никто в лагере не мог знать точно, во сколько мы вернёмся, а значит, даже заметив наши фонари недалеко от лагеря, всё равно бы не успели приготовить трапезу. Ещё я думал о том, что мы намечали идти сегодня дальше, к озеру Псенодах, но пойдём ли теперь, когда уже окончательно стемнело? Честно говоря, у меня не было такого желания, я с удовольствием остался бы ночевать на том месте, где мы поставили палатку. Лучше с утра встать пораньше, и идти завтра целый день, чем сейчас снимать лагерь, и уставшим подниматься в темноте по тропе к перевалу, - так приблизительно думал я. К слову, мы за обедом на приюте пытались сообща уговорить Ирину Михайлову на то, что было бы здорово, если она "забьёт" ещё один день на работу, но ничего из этого не вышло. Ирина осталась непреклонной, сказав, что и на эти два дня помимо праздничных она отпросилась с большим трудом, и ей просто необходимо выйти на работу не позже девятого числа. Что же, осуждать чувство долга и верность своему слову язык не повернётся, поэтому мы смирились с тем, что уехать нам придётся седьмого вечером.

 Темпа мы не снижали, но Антон, которому последнему выпала очередь нести рюкзак, начал от нас отставать. Устали за день прилично, это не удивительно. Хотя все мы были на тропе, по которой шли утром и знали дорогу, мы с Андреем немного задержались, чтобы Антон смог догнать нас. Предложили ему отдать рюкзак, но он не согласился и сказал, чтобы мы шли спокойно дальше, и позаботились о чае, если наши там ещё не догадались его приготовить сами. Я предполагал, что нас могут встретить упрёками, ведь мы отсутствовали куда больше пяти часов, как минимум прошло часов девять. Хотя мы и старались не терять время зря, отдыхали в дороге немного, кто же знал, что восхождение будет не таким уж простым, как представлялось раньше? Когда уже вышли на финишную прямую, я был морально готов к вопросам в вперемешку с обидой - "Куда вы запропастились? Почему так долго? Мы волновались!" и так далее. В темноте мы старались разглядеть очертания палатки и огонёк фонарика, но ничего не видели. Через пару минут мы с Андреем были на месте, где утром ставили палатку - там было пусто, никого и ничего…. Всё, что мы увидели, это стрела, выложенная из камней, параллельно тропе, указывающая в сторону перевала.

 Сначала мы рассмеялись - "Вот и попили чайку!", - такая была первая реакция, - "Вот тебе и базовый лагерь!". Опустились на землю, стали ждать Антона. Через две минуты подоспел и он, его первая фраза была: "Что это за фигня?!". Мы решили, что наше "слабое звено" переместило лагерь на сто - двести метров вперёд. Ну, может, нашли место, где менее ветрено, или рядом была вода (здесь к воде нужно было спускаться по тропе или крутому склону), может быть рядом с тропой просто оказалось неудобно стоять - ходят всякие туда - сюда! Такой поворот событий нас не обрадовал, конечно, но собственно, ничего ужасного в этом ещё не было. Что же, рано расслабились, придётся ещё пройтись несколько минут, прежде чем сможем утолить жажду, подкрепиться и отдохнуть, после примем решение - идти сегодня ещё вперёд или нет.

 Поднялись и снова пошли дальше, уже более пристально всматриваясь в темноту, в надежде вот-вот заметить наши палатки и, наконец, вздохнуть с облегчением. Но давно были пройдены и сто метров и двести, а мы так и не нашли половину нашего отряда. По моим расчётам мы прошли без малого километр, и при этом не обнаружили ни каких следов двух Ирин и Гриши. Всё сильнее стали закрадываться предположения, что случилось что-то нехорошее. Самым непонятным было то, что в лагере оставались почти все вещи, кроме снаряги, и общий вес вещей был приличный. Надо сказать, что львиную долю этого веса несли мы втроём. Михайлову Иру, старались вообще не нагружать, Гриша и Ира Лаврова тоже несли сравнительно лёгкие рюкзаки. Поэтому было трудно представить, что они смогли самостоятельно перенести все наши пожитки на большое расстояние, тем более что их никто не просил этого делать. В конце концов, я выдвинул версию, что мы напрасно идём дальше, и что наших мы там не найдём. В самом деле, если вдруг представить себе, что они по каким-то причинам нас не дождались, если вдруг решили, что с нами случилась беда, раз мы не вернулись через пять-шесть часов, то логичнее им было спускаться на приют "Фишт", а не идти вперёд. На приюте ещё утром оставались люди, и искать помощь можно было только там. Во-вторых, карты и GPS были у нас, а никто из оставшихся не знал хорошо маршрут, и как выходить к КПП "Лаго-Наки" через Фишт-Оштенский перевал, они тоже толком не знали. Обратная дорога, назад через Армянский перевал, им была знакома, к тому же было известно, что она короче. В общем, мы решили вернуться на приют, а по пути ещё раз внимательно осмотреть место, где стояла палатка, вдруг обнаружим что-то, что объяснит нам причину их ухода, подскажет, где их теперь искать. Андрей высказал и такую мысль, что направление стрелы из камней, мог кто-то, из проходивших мимо, поменять в шутку, пусть, такие шутки и неуместны в горах.

Место, где был базовый лагерь  Вернувшись на место нашей последней стоянки, мы осмотрели всё тщательнейшим образом. Перевернули все камни, в том числе и выложенную стрелу тоже, надеясь отыскать под ними записку, прочесали всю полянку, но ничего не смогли найти, ничего не подсказало нам, что же произошло, почему они свернули лагерь и исчезли. Лишь горстку пепла обнаружили - это, видимо, Гриша сжигал мусор, который оставался от завтрака - пакеты, бумагу и обрывки скотча. Мы пошли дальше к приюту. Спустившись к реке, остановились, чтобы утолить жажду. Правда, это не помогло нам - кислотно-щелочной баланс был нарушен, и чистая горная вода нам не помогала, - жажда не прошла, а скорее усилилась. На самом приюте, нас тоже ждало разочарование, приют был пуст. Ещё от реки, по этому берегу напротив приюта был виден огонёк фонарика, но теперь и он исчез. Я отправился сразу к домикам, чтобы разузнать, есть ли там кто и возможно просить помощь в поисковых работах, а Антон с Андреем сходили на место, где мы вчера ставили лагерь - на противоположный конец поляны.

 По пожарной лестнице я поднялся на второй этаж. Дверь действительно была снаружи привязана каким-то шнурком к перилам лестницы, значит, внутри никого не было. Прислонившись к стеклу (верхняя часть полотна двери была застеклённой) я разглядел при свете фонарика, находившиеся внутри кровати или лавки, на которых были матрасы, подушки, ещё какие-то спальные принадлежности, и всё. Спустился вниз, прошёлся ещё от домиков к беседке и туалетам, там тоже никого не увидел. На подоконнике одного из домиков стояла литровая стеклянная банка, я взял её и зачерпнул воды из ручья, пить хотелось неимоверно. Отправился обратно, а навстречу мне уже шёл Антон, на противоположном конце поляны тоже никого не нашли.

 Ситуация окончательно запуталась. Мы сели на мостике втроём, Антон достал остатки сырокопченой колбасы, а мы с Андреем выгребли из карманов то, что оставалось от карпита - это была вся провизия, которой мы теперь располагали. Антон раздал колбасу, зачерпнули воду в реке банкой, и за импровизированным ужином стали думать, что теперь делать дальше.

 Выбор был небогатый. Первый вариант, это остаться ночевать здесь на приюте, а утром идти к КПП и там объявлять наших пропавших в розыск. Мы были уставшие и голодные, впереди была ноябрьская ночь, пусть этот месяц и был аномально тёплым, всё равно это не означало, что здесь в горах без палаток и спальных мешков нам будет комфортно. На приюте мы могли хоть как-то устроиться на ночлег и не замёрзнуть к утру. Минусом было то, что если наши сейчас сами в какой-либо критической ситуации, и нуждаются в помощи, а мы способны её оказать, то оставшись здесь на ночь, мы теряем драгоценное время. Как знать, вдруг это единственный шанс для спасения чей-нибудь жизни? Второй вариант, это идти немедленно, в надежде найти Михайловых и Лаврову Иру по дороге на Псенодах. Если даже мы не найдём их, то на озере возможно ночует вчерашняя группа. Как показал случай с красной ракетой, люди они вполне адекватные, и, скорее всего не откажут в помощи. Не исключено, что у них есть спутниковый телефон, и мы можем запросить помощь МЧС, что тоже не менее важно, каждая минута на счету! Но в таком случае, мы рискуем провести всю ночь под открытым небом, ведь назад на приют уже не будет смысла поворачивать. Посовещавшись, мы всё-таки решили идти.

 Наполнив термос водой, так как жажда нас всё равно не оставляла, мы снова повернули на тропу и пошли к Фишт-Оштеновскому перевалу. Условились, что будем держаться постоянно вместе, не предпринимать никаких самостоятельных вылазок вперёд, так как потеряться или отстать от группы кому-то ещё, означало бы полную катастрофу. Ещё решили чаще передавать рюкзак со снарягой друг другу, так как силы следовало экономить и не загонять себя почём зря. Перед тем как отправиться в путь, Андрей удивил меня своей необычной просьбой: он попросил, чтобы я походил ему по спине, так как она у него стала болеть. Я сомневался, что это ему поможет, да и просто опасался, что такой "массаж" может принести скорее вред, нежели пользу, но Андрей успокоил меня, сказав, что мой вес он выдержит точно, а такая терапия ему, несомненно, поможет. Что же, сказано - сделано. Андрей прямо на мосту лёг на живот, а я прошёлся пару раз боком по его спине. После чего мы поспешили за Антоном, который уже шагал по тропе.

 Признаюсь, что в голову приходила и такая мысль: "А не захватили ли наших Ирин и Гришу в заложники? Всё-таки Кавказ!". В Адыгее криминальная обстановка считается безопасной, вдобавок, это территория заповедника, так или иначе контролируется государственными службами, но всё же…. Всё может быть, и к тому же у меня никак в голове не укладывалось - каким образом они смогли унести столько вещей, если до этого со своими рюкзаками едва справлялись? Но после, мы нашли и слабую сторону этой версии, на захват это было мало похоже, так как на месте лагеря ровным счётом ничего не осталось. Едва ли такое могло быть, если бы их увели оттуда насильно. Даже если не оказывалось активное сопротивление, кто бы стал так заботиться о том, чтобы собрать все вещи, кто бы их стал нести? Автомобиль здесь тоже не мог проехать, а конских следов мы нигде не заметили. Получается, что уходили они организованно, и видимо сознательно, хотя возможная помощь со стороны не исключалась.

 Пока шли, я пытался переключить свои мысли на что-нибудь другое, но у меня ничего не получалось. В голове только этот вопрос и вертелся постоянно - куда они делись, что с ними, живы ли, здоровы? Я уже припомнил и свой неприятный сон ночью и "комету" над Фиштом, как ещё одну примету несчастья. Пару раз я возобновлял разговор и, конечно же, пытался рассуждать вслух о том, что могло случиться. Это заставляло Андрея и Антона обрывать меня: "Хватит тебе! А то и в самом деле беду накликаешь! Пока ещё ничего не известно!". Я понимал, что они правы, не стоит ещё больше накалять ситуацию своими домыслами, и замолкал, хотя заставить замолчать "внутренний голос" не мог. Шёл и проклинал про себя своё желание взойти на Фишт, укорял себя за то, что мы оставили двух женщин и, практически ещё ребёнка, одних дожидаться нас столько времени. Я не боялся за себя и Андрея с Антоном. Был уверен, что мы обязательно дойдём до КПП. Понимал, что будет тяжело, даже очень тяжело, но знал, что мы справимся. В конце концов, идти было не так уж и много, навскидку дорога не должна была превышать двадцати километров, а такое расстояние нам было под силу, даже уставшим и голодным. Рядом с КПП стоят МЧС-ники, и нас уж точно не оставят умирать от холода и голода, мы выживем, но вот что будет с Иринами и Гришей? Я просто не представлял себе, что и как делать дальше, если мы не найдём их по пути, и это было самое ужасное. В общем, я желал только одного, чтобы с ними ничего не произошло, чтобы они были живые и здоровые.

 Антон в конце лета купил себе фонарик Fenix HP10, который более тяжёлый, чем наши с Андреем "Петцеля", за счёт особенностей своей конструкции, но у этого фонаря есть свои преимущества, одно из которых это дальний хорошо сфокусированный свет при максимальном режиме. Теперь Антон, идущий впереди, периодически осматривал при максимальном свете окрестности. Мы могли видеть, что находиться не только на тропе и в двух шагах от неё, но и метров на двадцать - тридцать вокруг. Три раза на дороге мы находили фантики от конфет, поднимали их и рассматривали, но так как продукты закупали мы с Антоном, то сразу же видели, что эти фантики были брошены чужими людьми, в нашей раскладке таких конфет не было. Впереди темнела седловина перевала, точнее это был ещё не перевал, так как дорога незадолго до него шла по небольшим холмам, но этого тогда мы не знали, над перевалом висели звёзды, которые мы пару раз ошибочно приняли за фонарики, и лишь потом, заметив, что огоньки остаются без движения, поняли свою ошибку. Судя по GPS, нам оставалось около четырёх километров до озера и полтора километра до перевала. В очередной раз мы присели отдохнуть, и я спросил: "Чего будем делать, если на озере никого не обнаружим? Что тогда, холодная ночёвка?". "Да, наверное - нерешительно сказал Антон, - что ещё остаётся?". "Какая холодная ночёвка, как вы это себе представляете?", - вмешался Андрей. "Ну, - начал я, - собьёмся в кучу, и постараемся как-нибудь подремать до утра, насколько получиться". "Да вы что! Мы замёрзнем нахрен! Здесь же минус ночью! - запротестовал Андрей, - Нет, нужно будет идти! У нас другого выхода нет!". "Ладно, - согласился я, - дойдём до озера, там посмотрим!". Снова поднялись и поплелись дальше. Рюкзак казался ужасно тяжёлым, а дорога нескончаемо длинной, и я так полагаю не в последнюю очередь из-за того, что помимо усталости на нас давили эти мрачные, тревожные мысли.

 Андрей высказывал такую версию, что Ирины и Гриша проявили инициативу и действительно пошли на перевал и, может быть дальше, к озеру самостоятельно. Мне казалось, что он говорит это больше для того, чтобы успокоить нас и себя. Не то, чтобы я совсем не допускал того, что такая мысль как уйти вперёд, не предупредив нас, не может прийти нашим подругам в голову. Меня смущали тяжёлые рюкзаки, я считал, что на большое расстояние, они бы и не рискнули их тащить, а значит, и лагерь не смогли бы переместить. И когда Антон воскликнул, что увидел впереди фонарик, я сомневался, что там могут быть наши.

 В первую минуту мы вообще не были уверены, что это действительно фонарик, ведь уже несколько раз за огонёк фонарика принимали звёзды. Но присмотревшись, и даже на несколько секунд выключив свои фонари, всё-таки убедились, что на сей раз это не ошибка, свет шёл от фонарика. Однако было ещё не понятно, кто именно там находиться. В любом случае, встретить людей было уже существенным плюсом. Пусть мы не обнаружим там своих "ушельцев", но получим хоть какую-то информацию. Возможно, что их видели, возможно, что у тех, кого мы там встретим, есть связь с внешним миром, возможно, что нам просто помогут в поиске или хотя бы напоят чаем и накормят. Ну, а в лучшем случае, мы найдём тех, кого так искали, и все неприятности наконец-то закончатся! Мы прибавили ходу, несмотря на то, что тропа стала круче подниматься вверх. Антон начал постукивать штычком ледоруба о камни. От ударов раздавался чуть глуховатый протяжный звук, напоминающий звон колокола. Андрей посоветовал Антону не делать этого: "Если там и вправду наши, то ещё чего доброго испугаются, и выключат фонарик, тогда ищи их в темноте!". Антон перестал стучать о камни ледорубом, и мы шли теперь на огонёк, без лишнего шума. На сигналы фонарика в аварийном мигающем режиме, нам не отвечали. То ли не знали, как "поморгать" своим фонариком, то ли нас там никто не ждал, и был не рад незваным гостям.

 Получилось так, что я вырвался немного вперёд и первым подошёл к лагерю. Да, Андрей оказался прав на все сто, и я, откровенно, был очень этому рад. Невдалеке от тропы на склоне, стояли две палатки, радом с палатками стояли две Ирины, Гриша уже был внутри, готовился спать. Первое, что я спросил, это есть ли у них вода. А когда мне показали на пластиковые бутылки, лежащие радом с канами и горелкой, то я взял одну из них, и, отхлебнув из неё изрядно, повернул обратно к Андрею и Антону, они тоже мучились от жажды. Потом вернувшись, я спросил: "Объясните, пожалуйста, как же вы здесь оказались, что вас сюда занесло?". Мой вопрос проигнорировали, точнее не решились отвечать, так как по интонации поняли, что восхищения их поступок у нас не вызвал.

 Нет, мы не стали устраивать разбор полётов, так как это и не следует делать на тропе. Можно лишь окончательно разругаться, и добиться противоположного - группа начнёт разваливаться на глазах, ещё не закончив маршрут. Все разборки и выяснение отношений внизу, а не здесь. Конечно, мы поговорили о том, что произошло, но не выпускали пар, не стали набрасываться с упрёками на наше "слабое звено". Объяснились достаточно спокойно, без лишних эмоций, не переходя на личности. В общем, наши представительницы прекрасного пола были раздосадованы тем, что "сюрприз", который они для нас приготовили - прошли два километра вперёд - "что бы вам было легче, и вы не тащили рюкзаки!", мы не оценили по достоинству. А нам так и не удалось понять, как же они додумались до того, что можно свернуть базовый лагерь и уйти, не согласовав это преждевременно с руководителем группы, никого не поставив в известность.

Найденный четвёртый лагерь  Время уже было позднее, близилась полночь. Чтобы не возиться долго с ужином, и вместе с тем не ложиться голодными спать, мы сварили картофельное пюре, предназначавшиеся на запасной день, и заправили его тушёнкой. У Антона был с собой коньяк, на его День рождения мы коньяк практически не трогали (добавили каплю в глинтвейн), а сейчас выпили по сто грамм, поздравив, друг друга с горой. Андрей отказывался от горячительного напитка, но всё же пригубил немного, рассуждая о несовместимости алкоголя и физических нагрузок. Должно быть он прав, но мне тогда уже было всё равно. Я был счастлив, что всё закончилось, так, а не иначе. После ужина, практически сразу мы завалились спать, и решили, что просыпаться рано завтра не будем. Отдых был просто необходим.

07.11.2010

 Будильник, если не изменяет память, ставили на полдевятого или даже на девять. Я проснулся раньше, по привычки, примерно одновременно со мной встал и Андрей. Он сразу взял кан и бутылки и отправился к перевалу. Антон предполагал вечером, что там за холмом в ложбине должна быть вода. Я решил немного размяться, походить рядом с лагерем, осмотреться. Да, место для лагеря выбрали, как нарочно. Воды поблизости нет, палатки стоят под уклоном. Вот уж "сюрприз", всем сюрпризам сюрприз! Если бы не был таким уставшим за день, то полночи бы точно ворочался, постоянно сползая к краю палатки. Но, ладно, всё уже позади.

 Вскоре из палатки вылез Антон. Чтобы не терять попусту время, мы начали отдраивать кан, в котором варили вечером пюре, снегом. Рядом были небольшие снежники, и нам удалось отмыть кан, растопив в нём немного снега. А потом показался Андрей, и, судя потому, как он небрежно размахивал пятилитровым каном при ходьбе, стало ясно, что воду он не нашёл. Пришлось на завтрак и чай топить снег. А пока этот процесс продвигался, медленно, но верно, мы разложили сушиться на камнях верёвки, кошки, и прочее снаряжение, что брали с собой вчера. К выходу мы были готовы только к одиннадцати часам дня.

Четвёртый лагерь Четвёртый лагерь Четвёртый лагерь Четвёртый лагерь По тропе к перевалу
Утро 07.11.10. Четвёртый лагерь По тропе к перевалу

 Старт дался нам тяжело, чувствовалось, что ещё не восстановились после вчерашнего, впрочем, нам удалось немного отдохнуть на перевале Фишт-Оштеновском (2 205 н/к), до него было меньше километра. На перевале тоже была мемориальная доска. Здесь тоже сражались в августе 42-го, и геройски пали в бою, воины 23 полка НКВД. Самому молодому из них было всего 19…. Ещё слева по ходу было видно целое карстовое поле - просто решето какое-то, а впереди уже выглядывало озеро Псенодах. После традиционной фотосессии, мы отправились дальше по тропе, к озеру.

Подъём на перевал Подъём на перевал Подъём на перевал На перевале Фишт-Оштенский
Подъём на перевал На перевале Фишт-Оштенский
Мемориальная доска Карстовое поле Подножье Оштена Вниз к озеру
Мемориальная доска Карстовое поле Подножье Оштена Вниз к озеру

 Тропа траверсировала склон, поворачивала направо, мы снова обходили Оштен. К Псенодаху мы не стали спускаться, экономили время. Ирина и Антон позже вернуться сюда и даже остановятся на ночлег на берегу озера, но это будет на следующий день. Пока же рассматривая озеро сверху, с тропы, мы спорили между собой - Псенодах это или нет? Антон, пытаясь сориентироваться по карте и определить точку нашего стояния, уверял нас, что это какое-то другое озеро, а Ира Лаврова утверждала, что это и есть Псенодах. В дебаты включились я и Андрей, и большинством голосов решили, что права всё-таки Ирина.

Тропа от перевала Фишт-Оштенский к озеру Псенодах Тропа от перевала Фишт-Оштенский к озеру Псенодах Озеро Псенодах
Тропа от перевала Фишт-Оштенский
к озеру Псенодах
Озеро Псенодах
Вид в сторону урочища Цица Вид в сторону урочища Цица Псенодах или нет? Пойдём, что ли?
Вид в сторону урочища Цица Псенодах или нет? Пойдём, что ли?

 У нас не было запасов воды, и это ощущалось. Псенодах мы обошли, но практически сразу спустившись в долину по правую руку от тропы, под северными крутыми склонами Оштена, мы увидели ещё одно озеро, без названия, оно и на карте не было обозначено. Там мы и наполнили пластиковые бутылки водой, а ещё был соблазн искупаться! Идти под рюкзаками было жарко, но погода оставалась такой же ветреной, и это отбивало охоту лезть в холодную воду горного озера. Опять же, нас поджимало время, а купание, заняло бы как минимум минут 30 - 40. В общем, мы отказались от этой затеи, правда, всё равно задержались там, на четверть часа, Антон и Ирина сделали заброску. Так как они планировали возвращаться по этой же дороге, то припрятали в камнях несколько баллонов газа, чтобы попусту не таскать его в рюкзаках туда-сюда. После чего все дружно зашагали дальше.

Безымянное озеро Набираем воду... Набираем воду... Набираем воду...
Безымянное озеро Набираем воду...

 Постепенно все вошли в ритм, идти стало снова легко. Мы оставляли слева от себя урочище Верхняя Цица и по тропе, которая иногда терялась в пожухших травах, шли к Инструкторской щели, обходя по кругу Оштен. За один переход до Инструкторской щели, мы наткнулись на остатки, по всей видимости, летника. Когда-то здесь было что-то навеса, но опорные столбы были повалены, и над деревянными скамейками больше не было крыши. Ещё показалось любопытным, что в двадцати метрах от скамеек, прямо в промоине, лежала, сколоченная из досок, туалетная кабина. Причём "теремок" был почти что целый, видимо грунт размыло под ним ручьём или подземными водами, и он завалился в образовавшейся провал. Мы отдохнули немного, посидели на скамейках, а потом тронулись дальше.

Северные стены Оштена Альпийские луга в ноябре Альпийские луга в ноябре Бывший летник...
Северные стены Оштена Альпийские луга в ноябре Бывший летник...

 Через переход - меньше часа, подошли к Инструкторской щели. От летника сюда уже вела грунтовая дорога. Было 15:00, решили пообедать. Отсюда нам оставалось немного, примерно три часа ходу до КПП "Лаго-Наки", поэтому мы позволили себе спокойно отдохнуть, подкрепиться, прежде чем выходить на финишную прямую. На обед ушёл час, пока обедали, нас нагнала ещё одна группа из трёх человек. Первым подошёл мужчина, поздоровался с нами, потом разделся до пояса и ополснулся в ручье. Потом к нему подошли ещё мужчина с женщиной. У них тоже был небольшой перекус, но ушли они раньше нас, и ушли не к КПП, а свернули на тропу, ведущую к Гузерипльскому перевалу. Ну а мы пошли на перевал Абадзешский, надеясь в этот раз подняться на него ещё засветло. Так и получилось, мы вышли на перевал когда солнце, окрашивающее запад, ещё дарило последние лучи. Успели сделать групповой снимок, и поспешили дальше.

Инструкторская щель Дорога на Абадзешский перевал Дорога на Абадзешский перевал
Инструкторская щель Дорога на Абадзешский перевал
Ирина Плато Лаго-Наки. Вечер Прощай Оштен! На перевале Абадзешский
Ирина Плато Лаго-Наки. Вечер Прощай Оштен! На перевале Абадзешский

 До темноты мы не успели выйти к КПП, последний час шли при свете фонариков. Остановок уже не делали, до самого финиша, да и останавливаться здесь было негде и незачем. В темноте проходили шлагбаум через дорогу, скалу, на которой был написан "Отче наш", рядом со шлагбаумом видели легковой автомобиль, очевидно, кто-то ещё прогуливался на плато.

  А вскоре подошли к нашей машине, она себе спокойно стояла там, где мы её и оставили. Не теряя времени, сразу начали сборы в дорогу. Антон сходил на КПП отметиться, что мы вернулись обратно, а заодно узнать насчёт ночлега и возможности купить у лесников сахар, пожалуй, единственный продукт, которого у нас не было в избытке. На КПП, между тем, что-то отмечали, тот самый лесник, который продавал нам билеты и отмечал в своём журнале, был явно навеселе. Правда, встретил он нас радушно, даже чайник кипятка нам пожертвовал, что было весьма кстати. У нас сначала была идея последнего совместного ужина, но в процессе сборов, решили обойтись чаем, сухарями с рыбными консервами, и ещё чем-то сладким. Я и Антон допили остатки коньяка, за успешное завершение похода.

Подходим к КПП Сборы в дорогу
Подходим к КПП Сборы в дорогу

  Антон и Ирина отдали нам практически всё специальное снаряжение - железо, каски, верёвку и страховочные системы с ледорубами. Спортивная часть похода уже закончилась, и чтобы напрасно им не тащить лишний вес, мы увозили всё это с собой в Москву. Зато все остальные одарили Антона и Ирину теми продуктами, что оставались в рюкзаках, и нужно сказать, что их было не мало! Кое-что нам даже вернули, потому, что всё равно бы не унесли столько и не съели.

Плато Лаго-Наки
Плато Лаго-Наки

  А потом мы распрощались с Ирой и Антоном, пожелали им удачного пути, хорошей погоды и приятного отдыха на берегу Чёрного моря, а заодно взяли обещание поддерживать связь с нами, пока они будут путешествовать. После чего мы влезли в набитую вещами "Хонду" и покатили в Москву. Под ногами у меня лежали ледорубы, на голову наседали рюкзак и скатанный коврик, а за спиной оставалось плато Лаго-Наки, оставался Фишт и четыре фантастических ноябрьских дня, проведённых на Западном Кавказе.

 
 
Фотографии Костецкого Антона и Михайлова Андрея.

Ноябрь 2010.

Приложения

Трек   Трек (графическое изображение)
Использовались карты:
100k-l37-140.gif
100k-l37-141.gif
100k-k37-008.gif
 
 Трек (файл plt)

Макхост - качественный хостинг Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru