Cloaca maxima

Art project libera
TERRA INCOGNITA

... и всё-таки Эльбрус!

Эльбрус
Эльбрус

 Вернувшись в Москву у меня совершенно не было желания описывать восхождение на Эльбрус. Действительно, Миха Рогов, царствие ему небесное, был прав - большое количество народу на горе девальвирует ценность победы. Поход, и возможно его описание интересны в том случае, если они проходят в условиях автономности. Если было увидено то, что скрыто от других, если ты побывал там, где до тебя не был никто, или, по крайней мере, нога человека ступает там не часто. А подъем на Эльбрус "по классике" никак не относиться к этим определениям, от Терскола до вершины можно встретить столько людей, сколько не всегда увидишь за день в уездном городе N. На этом можно было бы, и закончить, но…, всё-таки Эльбрус! Не каждый день ты поднимаешься на пять с половиной километра над уровнем моря, и далеко не все успели побывать на самой верхней точке своей страны, пусть это и не самое главное в жизни.

 Меня всегда удивляло, откуда у альпинистов и горных туристов такая склонность к суевериям? От совершенно разных людей, в разных условиях и в разных горных районах я слышал, что слово "последний" употреблять нельзя. Дескать, так и беду недолго накликать. Нельзя говорить "последний поход, последний перевал, последнее восхождение…", вместо этого есть наречие "крайний", вот им и пользуйся! Все эти разговоры о том, что "… гора пустила", или "гора не пустила"…. Откуда такая склонность к анимизму у людей, в большинстве своем, с высшим образованием, с современными и прогрессивными взглядами на жизнь? Да эта самая гора стояла тут тысячелетиями и простоит ещё столько же, если не больше. Она просто не замечает тебя, с чего бы это вдруг, такая избирательность? Почему же вот этого она сегодня пустила, а вот этого нет? Конечно, горы впечатляют своим масштабом и красотой, конечно, все те, кто ходит в горы, так или иначе, помешаны на них, но всё-таки не в такой же степени…

 У меня было немалое желание, подкрепленное глубоко личными мотивами взойти на Эльбрус второго мая, когда мы частью группы предприняли первую попытку. Но на седловине, точнее, буквально сразу после прохождения косой полки я повернул обратно. Взглянув на последний предвершинный взлёт, я понял, что сил на него у меня уже не осталось. Предательски болел живот, и кружилась голова, координация движений была явно не на высоте, или по-другому - высота лишила меня координации. И хотя Дима Пахомов уговаривал меня не сдаваться, и, кажется, готов был оказать любую помощь, я решил, что на сегодня с меня хватит и пошел вниз.

На восхождении 02.05.13 Выход на седловину Эльбруса
На восхождении
02.05.13
Выход на седловину
Эльбруса

 Не скрою, что неудачный штурм огорчил меня. С горы я спускался совсем невесёлый и обескураженный. Но я не предался отчаянию. У меня было время подумать, что я сделал не так, где допустил ошибки и как их следует исправить. Четвертого числа у нас был выходной. На этот день был запланирован отдых и каждый мог распоряжаться своим временем как заблагорассудится. Дима, Настя и Сергей отправились кататься на горных лыжах. Аня предпочла остаться в квартире, которую мы снимали в Терсколе, а я отправился к водопаду Девичьи косы. Погода ещё стояла отличная, как раз для подобного рода прогулок. По времени к водопаду идти было не менее полтора часа, и я спокойно ещё раз поразмыслил над причинами своего провала.

По дороге к водопаду Девичьи косы
По дороге к водопаду Девичьи косы

 К началу нашего похода я был далеко не в лучшей форме. Ещё в Москве, примерно за две недели перед отъездом я заболел и никак не мог поправиться. Грипп или ОРВИ, не желали со мной расставаться, и, признаться, времени на нормальное лечение у меня всё равно не было. Начался сезон, работы было много, и она прибавлялась, я болел "на ногах", и это обстоятельство сказывалось. Пару раз посещали мысли, что билет пора сдавать, и объявить своим товарищам, что я "пас".
  Может быть, из-за общего ослабленного состояния, а может быть, из-за недостаточной акклиматизации второго мая у меня расстроился желудок. Или же он просто не выдержал того, что завтрак, обед и ужин постоянно готовились на топленом снегу, и топился этот снег в одной и той же скороварке, которую толком никто не мыл, как следует. В общем, живот преподнёс сюрприз, как раз тогда, когда этого меньше всего хотелось.
  Но самое главное это то, что я погнался за более сильными и молодыми участниками нашей команды. К концу косой полки я попросту выдохся. Мне приходилось делать остановки всё чаще и чаще, но силы уже не возвращались ко мне. Чтобы восстановиться, нужен был более продолжительный отдых, а время здесь играло против меня. На высоте более 5 000 ощутимо прохладно, и мерзнуть пришлось бы не только мне, но и моим товарищам. Когда я начал спускаться вниз, то какая-то девушка, вероятно, гид, из шедшей мне навстречу группы, сказала: "Слишком высокий темп взял! Нужно было идти медленнее, тогда бы дошёл!". И она была абсолютно права.

 Технически подъем на Эльбрус был совсем не трудным, но физически он не самый легкий. Примерно семь километров по снежным склонам крутизной до 35 градусов начиная с высоты 4 100 м. Стартовали засветло, чтобы был хороший запас времени, во второй половине дня на Кавказе погода нередко портится, а погода здесь всегда играет первую роль. И начиная с пятого мая, с Пасхи она стала капризничать.

Ушба Базовый лагерь Эльбрус с приюта 11
Ушба Базовый лагерь Эльбрус с приюта 11

 Седьмого числа снег идет с утра, всё вокруг в дымке, гуляет ветерок. Дима и Настя ещё раз выходят к скалам Пастухова, собираясь подняться даже выше по возможности, но в результате не решаются из-за плохой видимости и опасений, что начнется метель. Я провожу весь день в лагере, дежурю, топлю снег. Аня и Сергей наводят порядок в палатке и вокруг неё - отгребают снег от тента. У меня нет желания идти наверх, и есть мнение, что ещё одна прогулка до скал Пастухова, как ничего не прибавит, так ничего и не отнимет. После обеда в палатке между мной Настей и Димой состоялся разговор. Все мы понимаем, что завтра у нас есть последний шанс взойти на Эльбрус, и это особенно актуально для меня и Насти. Ни я, ни она ещё не были на горе, в отличие от Димы, Сергея и Ани. Однако погода шепчет…. Дима в этом походе руководитель, и ему нести ответственность в первую очередь за всё, что произойдет, или не произойдет. Он спрашивает напрямую, желая понять наше настроение и намерения - что мы предпримем, если погода завтра испортится окончательно? Я даю ответ, который его, видимо, полностью устраивает - "Ты руководитель, и если посчитаешь, что подниматься опасно, то мы идём вниз!". "Хорошо, - подытоживает он, - доходим до Пастухов, и если погода не улучшится, тогда возвращаемся". На этом прения закончились.

На бочках 05.05.13 Утро 07.05.13 на Приюте 11
На бочках 05.05.13 Утро 07.05.13
на Приюте 11

 Вечером ветер периодически испытывает палатку на прочность. Кажется, уже все спят, я маюсь бессонницей и размышлениями на извечную тему: "To be, or not to be". У меня нет желания завтра снова подниматься на Эльбрус, и я задаю себе вопрос: "А что собственно измениться, если я туда всё-таки поднимусь?". Пожалуй, у меня нет убедительных аргументов, чтобы взойти, во что бы то ни стало, как нет доказательства и того, что отказ от восхождения как-то серьёзно повлияет на мою дальнейшую карму. По-моему ей уже ничто не повредит. Я чувствую некоторую усталость и даже апатию. Что-то в этом походе пошло не так, по мелочи накопилось всяких неприятностей и недоразумений. Порвали палатку, взятую напрокат, испортили джетбойл Сергея, а сегодня днём ещё лишились одной горелки. Аня задержалась с выездом из Москвы, а Настя по приезду сразу же заболела. Потом моё первая неудачная попытка и расстройство живота, теперь вот погода портиться…. Вроде бы всё это пустяки, но я уже сам склонен к суевериям, может быть существуют высшие силы, которые не хотят, чтобы я поднялся на гору? Может быть лучше не упорствовать? С трудом засыпаю уже за полночь.

Утром 08.05.13
Утром 08.05.13

 Снова ранний подъем и старт в 04:28. Энтузиазма у меня ничуть не прибавилось, хотя я выхожу из лагеря первым. Мои товарищи решили сразу одеть кошки, я же несу их пока за плечами, не исключая того, что сегодня они мне вообще не понадобятся. Пока собирались в палатке, было слышно, как мимо проезжают ратраки, а сейчас меня обгоняют и спускаются на встречу лишь на снегоходах. Ветер зло царапает лицо, и я сожалею, что оставил в палатке бандану: "Ведь собирался же использовать её в качестве маски!", но возвращаться уже не хочется. Последний раз поворачиваюсь в сторону лагеря, и вновь сомневаюсь - может быть остаться? Подождать спокойно остальных, пусть себе идут, выспаться, натопить снега и заварить чай..., и всё-таки Эльбрус! Ладно, - я иду на сделку с самим собой, - дотащусь до Пастухов, а там будет видно, может быть, все вниз пойдем….

Рассвет над ГКХ
Рассвет над ГКХ

 Иду монотонно и медленно, так же как шёл шестого числа, когда вместе с Настей, Аней и Сергеем ходили до скал Пастухова на акклиматизационный выход. Тогда получилось идти достаточно долго без остановок, выдерживая темп. Я пока один, но я знаю, что мои товарищи догонят и перегонят меня. Впрочем, теперь это меня не беспокоит, я знаю практически весь путь до вершины, и не боюсь подняться туда один. Перед скалами Пастухова останавливаюсь, присаживаюсь на камень и одеваю кошки. Ещё второго мая здесь уже попадались участки открытого льда, сейчас всё замело снегом. Можно идти и без кошек, но с ними надежнее, и я не хочу испытывать судьбу. Поднимаюсь, иду дальше, на верхних Пастухах обгоняю группу восходителей из нескольких человек и останавливаюсь на небольшой отдых перед "зеркалом".

 "Зеркало" на данный момент не оправдывает своего названия, все закрыто снегом, должно быть сантиметров пятнадцать насыпало, не меньше. Светает, я вижу, как вершины Главного Кавказского хребта алеют, стихает ветер, и настроение поднимается вместе с солнцем. Вон Ушба навострила свои рога в небо, и над долинами стелиться пушистое покрывало облаков. На косой полке муравьиной цепочкой ползут восходители, а снизу с приюта Одиннадцати поднимаются новые. Подошли все участники нашей команды. Традиционные вопросы: как самочувствие, как дела, не замерз ли? Выпиваем немного чая из термосов и отправляемся дальше.

Подъем по Зеркалу Ушба на рассвете Подъем по Зеркалу
Подъем по Зеркалу Ушба на рассвете Подъем по Зеркалу

 Я вновь чувствую себя уверенным и спокойным. Даже какой-то азарт появился. Теперь я знаю точно, что поднимусь сегодня на вершину Эльбруса, пусть и нет такого задора, какой был утром второго мая. Впереди ещё "зеркало", "косая полка", седловина и предвершинный взлет - это примерно пять километров пути вверх, то есть я не прошёл ещё и половины, но истинное восхождение на вершину состоялось здесь и сейчас, а всё остальное это уже физика.

Восточная вершина Эльбруса На седловине Последние метры
Восточная вершина Эльбруса На седловине Последние метры
5 642 На вершине Эльбруса
5 642 На вершине Эльбруса
(фото Н. Поповой)
Макхост - качественный хостинг Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru