Cloaca maxima

Art project libera
ANALLES

Доминик де Гусман

Биография и основные этапы деятельности

 Ещё во время беременности его мать Джоанна Аза (Joanna of Aza) рассказывала о странных ощущениях: ей казалось, что она носит в утробе не ребёнка, а щенка, иногда она даже слышала, как тот лает. А ещё ей приснился странный сон, будто рождённый ею младенец зажёг светильник, который осветил весь мир…. Кто теперь может проверить достоверность этих откровений? Но, чтобы там ни было, а появившемуся на свет в Калеруэге ребенку в далёком 1170 году и названному Домиником, действительно была уготована удивительная судьба и вековая слава.

  Родители будущего святого принадлежали к испанской аристократии - отец Феликс де Гусман и его супруга Джоанна Аза, хоть и не являлись слишком влиятельными особами в Кастилии, однако были в состоянии дать образование своим детям и сами служили достойным примером для подражания. К слову сказать, что братья Доминика - старший Антонио и младший Манес, также посвятили свою жизнь служению Богу. Антонио стал мирским священником, Манес, вдохновленный примером брата, впоследствии стал монахом-проповедником.

св. Доменик
Святой Доменик

  С семи лет Доминик получал образование стараниями своего дяди по материнской линии - архиепископа Гумиэля д'Изана, а по достижению четырнадцатилетнего возраста был отправлен в Паленсию. Там он продолжил обучение в местном университете, который позднее был переведён в Саламанку. Выделяясь среди своих сверстников, аскетическим образом жизни и особым рвением в учении, он быстро обратил на себя внимание своих учителей и нередко ставился ими в пример другим студентам. Впрочем, молва часто награждает выдающихся личностей качествами подобного рода - взять хотя бы последователя св. Доминика - Джироламо Савонаролу, тот же аскетизм, высокая нравственность и готовность грызть гранит науки сутками. Не столь важно, что существует вероятность некоторого преувеличения талантов будущего святого и основателя ордена, мы ещё вернёмся к легендам и чудесам, сопутствовавшим ему, но достоверно известно, что уже тогда Доминик вступил на путь благотворительности и самопожертвования: он продавал свои книги, а вырученные за них деньги отдавал бедноте Паленсии. Надо заметить, что книги в те времена стоили дорого, печатный станок ещё не был изобретён, и каждая книга переписывалась от руки, так что со стороны Доминика это было немалой жертвой. Его биограф Бартоломей Тридентский свидетельствует, что Доминик дважды пытался продать самого себя в рабство, чтобы выкупить христиан, захваченных в плен маврами. В общем, студент де Гусман не лицемерил и всегда был готов подтвердить делом свои убеждения и высокие духовные ориентиры.

  Десять лет было отдано на изучение теологии и свободных искусств, а таковыми тогда считались грамматика, диалектика, риторика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Точная дата его рукоположения неизвестна, но есть сведения, что ещё до принятия сана, епископ г. Осмы Мартин де Базан пригласил его участвовать в кафедральном собрании, рассчитывая на его помощь в проведении реформ. Епископу был нужен живой пример безупречной святости, а Доминик подходил для этого как нельзя лучше. В 1196 году Доминик стал равноправным членом капитула регулярных каноников г. Осма, а в 1201 году после того как епископом Осмы стал Диего д'Азеведо, Доминик получил титул настоятеля и стал председательствовать на собраниях.

  Нередко говорят об избранниках судьбы: "Оказался в нужное время и в нужном месте", можно утверждать, что к герою нашего повествования это выражение вполне применимо. Если бы Доминик родился раньше или позже, то вероятно, что ещё одного ревностного католического сановника знали бы лишь в узких кругах. Но в начале XIII века Лангедок был охвачен альбигойской ересью, авторитет римско-католической церкви был под угрозой, и для Доминика, искушенного в богословии и рьяного проповедника, представился шанс.

  В 1203 году король Кастилии Альфонсо IX отправляет посольство в Данию во главе с епископом Диего д'Азеведо, который включает в него Доминика де Гусмана. Цель миссии - добиться согласия на брак датской принцессы с испанским принцем. Путь пролегал через мятежный Лангедок, и монахи смогли воочию оценить размах ереси, впечатления были сильны. Пожалуй, что лучшего поприща энергичный и страстно верующий Доминик найти бы и не сумел. Отныне вся его жизнь была посвящена борьбе с ересью и возвращение отступников в лоно церкви. После того, как королевская воля была выполнена (брак так и не состоялся, по причине неожиданной кончины невесты), Диего и Доминик остаются в Лангедоке и начинают действовать с благословения папы римского Иннокентия III.

 С самого начала Доминик заметил несоответствие между словами и делами католических священников на юге Франции. Проповедуя сдержанность, кротость и чистоту помыслов, святые отцы окружили себя роскошью и вели разнузданный образ жизни. Стоит ли говорить, что аскетизм катарских епископов в глазах обывателей только выигрывал и привлекал всё больше последователей? Этому немедленно нужно было положить конец, и Доминик действовал решительно. Отказавшись от любых поблажек, босой, питаясь лишь подаянием, Доминик наставлял своих собратьев по вере: "Вы путешествуете с целыми обозами мулов, полными нарядов, и всяких яств - с чего бы еретики стали верить вашим поучениям! Они и без того ищут предлоги для обличения наших духовных лиц, а особенно монахов. "Посмотрите, - скажут они, - как эти пышные люди поучают о Спасителе, который ходил босым; послушайте, как эти богачи презирают бедных!" Если вы хотите что-нибудь сделать, то, прежде всего, бросьте свой суетный блеск, ступайте босыми, поучайте собственным примером!"¹ И ещё, Доминик сразу же задумался о создании нового ордена, чья задача будет проповедью бороться с ересью.

  До осуществления мечты было ещё далеко, а вот за проповедями и диспутами с альбигойцами дело не встало. Судя по всему, некоторый успех деятельность святого Доминика всё же имела, ведь не зря существует легенда о том, как за одну ночь Доминик обратил закоренелого еретика в католика. Но процесс шёл не так быстро, как хотелось бы, и вероятно не всегда в богословских спорах подвижники римско-католической церкви выходили победителями. Историки в зависимости от приверженности к тому или иному лагерю приводят подчас диаметрально противоположные свидетельства.

 Вот что пишет по этому поводу JOHN B. O'CONNER:
« Богословские споры играли заметную роль в пропаганде еретиков. Доминик и его спутник поэтому не теряли зря времени, вовлекая оппонентов в богословские дискуссии. Где бы не представлялось возможным, они принимали вызов. То, чему святой учился в Паленсии, теперь ему очень пригодилось в схватках с еретиками. Не в состоянии ничего противопоставить его доводам или чем-то ответить на его проповеди, они направляли на него свою ненависть, постоянно оскорбляя его или угрожая применить против него насилие.»

 А вот что пишет Н. Будур в своей монографии "Повседневная жизнь Инквизиции в Средние века":
«Не вина святого Доминика - а его канонизировали в 1234 году в том, что он не смог завоевать сердца жителей юга Франции. Он воздействовал на умы, но не мог затронуть струны душ верующих. Бесспорно, он иногда торжествовал в диспутах. Бесспорно, он вел очень строгий образ жизни - не менее строгий, чем Добрые люди². Бесспорно, Доминик стал первым деятелем в истории церкви, который отстаивал образованность и эрудицию в качестве неотъемлемого средства и инструмента проповедника. Бесспорно, он искренне верил и так же искренне сражался за свою веру - он без страха в сопровождении одного только монаха пускался в дальние путешествия по дорогам Южной Франции, население которой было преимущественно критически настроено по отношению к католической церкви. Несомненно и то, что он был почитаем большей частью французов, которые тысячами стекались на его проповеди, а после окончания службы стремились оторвать хоть крошечный кусочек от рясы Доминика, которого искренне считали святым. Но вряд ли мы можем восхищаться сегодня методами его борьбы с еретиками, которых он "обращал" не только проповедью, но и пламенем костров. Он не раз призывал крестоносцев уничтожать инакомыслящих физически. Странный по крайней мере, если не сказать возмутительный, призыв для слуги Божьего, не правда ли?»
 Правда, стоит отметить, что Н. Будур явно симпатизирует альбигойцам и ещё: описывая культурно-экономический рассвет Окситании (юга Франции, т.е. Лангедока), допускает явный ляп: «Процветало сельское хозяйство - экономическая основа средневекового общества. На плодородной земле в изобилии произрастали пшеница, просо и привезенная Колумбом кукуруза. Потоками лились оливковое масло и вино…» При всём уважении, Колумб открыл Америку в 1492 году, а речь идёт о XII -XIIIвв….

  Обосновавшись в Пруилле, с разрешения епископа Тулузы Фульке, Доминик основывает женскую общину в противовес альбигойским общинам. Цель этой общины, будущего монастыря, оградить от влияния еретиков дочерей дворян-католиков и вновь обращённых в католичество женщин. Доминик сам составляет устав и установление для этого монастыря. Между тем противоречия между католиками и альбигойцами продолжали обостряться. После убийства в начале 1208г. папского легата Пьера Кастельно стало очевидным, что бороться с альбигойской ересью одними проповедями и диспутами Церковь больше не намерена. Иннокентий III объявил крестовый поход против катаров, и Доминик де Гусман вновь оказывается в центре событий, правда, воюет он словом, а не мечом. В сентябре 1209г. Доминик встречается с Симоном де Монфором, возглавившим армию крестоносцев, и следует за ним, проповедуя в городах, отвоеванных у еретиков.

  Благодаря своей неутомимой деятельности, Доминик становился всё более популярным среди католического клира, начиная с 1212года, его трижды пытались назначить епископом. Сначала предложили стать епископом Безье, потом епископом Коммэнжа и, в заключении епископом Наварры, но Доминик отклонил все три предложения, предпочитая оставаться простым проповедником.

  У него появляются последователи - костяк будущего ордена проповедников. Благодаря покровительству Фульке, Доминик и его сподвижники получают небольшой доход - Доминик назначается священником в Фанжо. Более того, один из братьев будущего ордена, зажиточный гражданин Тулузы Пьер Сейлан пожертвовал общине свой дом. В первой половине лета 1215 г. новая конгрегация получила официальное разрешение епископа Тулузы Фульке проповедовать в его епархии. До создания нового Ордена оставался буквально один шаг - получить благословение папы Римского. Однако на IV Латеранском соборе, проходившем осенью 1215 г., куда Доминик прибыл для получения разрешения основать новый Орден, было принято совсем другое решение. Собор не одобрил введение новых уставов для монашеских орденов, тем самым фактически запретив их создание. Дело в том, что к этому времени подобных организаций уже было достаточно: бенедиктинцы, цистерцианцы, премонстранты, госпитальеры, а с началом крестовых походов к ним прибавились и военно-монашеские: тамплиеры, тевтонцы. У отцов Церкви накопилось вопросов ко всем этим братствам, и увеличение их числа не вызывало восторга. Католическая церковь опасалась разрешить проповедование слова Божьего простым, малоизвестным священникам, традиционно это была прерогатива епископатов. Но Доминик не привык отступать, к тому же он снискал благосклонность папы Иннокентия III, и хотя первая попытка была неудачной, руки он не опустил. Ему посоветовали выбрать один из существующих уставов, чтобы формально обойти запрет. Вернувшись в Лангедок и посоветовавшись со своими собратьями, Доминик выбирает старинный устав святого Августина, внеся в него некоторые изменения.

  Парадоксально, но, несмотря на запрет создания новых орденов, Римско-Католическая Церковь остро нуждалась в проповеди слова Божьего в миру, и этот факт был признан всё тем же IV Латеранским собором. Напомним, что Доминик де Гусман к тому времени уже прославился как проповедник, протекция влиятельных служителей церкви так же была не лишней, в результате год спустя (22 декабря 1216 г.) новый папа Гонорий III издаёт буллу об утверждении Ордена Проповедников, который впоследствии стали называть по имени его создателя - Орденом Доминиканцев.

  Количество членов Ордена росло, а епископ Фульке передаёт ему в дар две церкви в Тулузе и церковь в Памье. Сам же Доминик начало 1217 года проводит в Риме, проповедует в римских церквях, получает должность и титул Хозяина святого дворца (Папского богослова). Начинается интенсивная работа по развитию быстро растущего Ордена Проповедников. На первых капитулах Ордена определяется его структура, и одним из самых важных решений было решение разослать членов братства по всей Европе. Этому способствовала и очередная булла папы Гонория III, изданная 11 февраля 1218г, в которой он просил всех служителей церкви оказывать содействие и помощь доминиканцам. В декабре 1218г Гонорий III передаёт Ордену церковь святого Сикста в Риме.

  По просьбе того же Гонория III Доминик проводит обширную, но в то же время успешную работу по восстановлению духовного порядка среди женских общин Рима. На тот момент монахини были рассеяны по разным монастырям и подчинялись разным уставам, что провоцировало к отказу от аскетизма и проявлениям некоторых вольностей. Доминику удалось собрать всех сестёр в основанном им монастыре, получить обет послушания и разработать для них единый устав.

 В конце 1218г Доминик оставляет вместо себя в Риме викария Реджинальда Орлеанского, а сам в сопровождении нескольких монахов отправляется в Испанию. Цель его поездки - основание новых обителей Ордена на Пиренейском полуострове. В это время доминиканские монастыри уже существовали за пределами Рима и Тулузы. В Париже Братьям Проповедникам была передана часовня св. Иакова, в Болонье община получила в распоряжение церковь и монастырь св. Марии. Уже в феврале 1219г в Испании появляется первый монастырь Доминиканцев. В результате этого путешествия к концу 1219г в Испании, Франции, Италии было организовано множество новых общин, Орден рос, как на дрожжах, чему способствовало, как и личное участие Доминика, так и покровительство папы римского. Примерно тогда же Гонорий III специальным указом назначает Доминика де Гусмана Генеральным Магистром Ордена. Следуя своим принципам, будущий святой отказывается от такой чести, но на главном капитуле Ордена в начале 1220г в Болонье, его отставка не была принята братьями, и Доминик носил этот титул до конца своих дней.

  Между тем в Ломбардии еретики вновь стали всё чаще напоминать о себе. Гонорий III, который славился своей учёностью и добротой, рассылает письма в аббатства и монастыри с призывом направлять монахов под начало Доминика, рассчитывая таким образом умножить армию проповедников, чтобы возвращать отступников в лоно церкви словом, а не мечом. Однако его приказание никто так и не выполнил, и на борьбу с ересью Доминик отправился сам с небольшой группой собратьев по Ордену. Именно тогда он организовывает так называемую "Милицию Иисуса Христа" или третий Орден из католиков-мирян - мужчин и женщин. Члены этого Ордена не приносили монашеских обетов, но обязывались жить духовной жизнью и в случае необходимости встать на защиту прав и имущества католической Церкви. Учитывая те обстоятельства, что после Альбигойского крестового похода религиозные споры могли запросто перейти в вооружённый конфликт, Милиция Христа была отнюдь не напрасной организацией.

 В конце 1221г Доминик в последний раз возвращается в Рим. Он по-прежнему фаворит папы римского, и получает новые владения для своего Ордена, а так же ещё раз встречается со святым Франциском Ассизским. В мае 1221г в Болонье состоялся второй капитул Ордена Проповедников, где Доминик вновь председательствует, как и положено Генеральному Магистру. На этом капитуле было принято решение разделить Орден на восемь провинций: Францию, Испанию, Ломбардию, Германию, Англию, Прованс, Венгрию и Рим.

  Вскоре после закрытия капитула, Доминик отправился в Венецию навестить кардинала Уголино (в последствии - Григорий IX папа римский), с которым давно поддерживал дружеские отношения и пользовался его покровительством. По возвращению в Болонью, Доминик заболел и спустя три недели скончался.

  Мощи святого Доминика покоятся в Болонье, в базилике, названной в его честь. В 1234 папа Григорий IX канонизировал его. Подписывая буллу о канонизации Доминика де Гусмана, Григорий IX отметил, что он не сомневается в святости Доминика так же, как и в святости апостолов Петра и Павла.

Доминик и Инквизиция

 Имя святого Доминика часто ассоциируется с Инквизицией. Порой его считают, чуть ли не основателем святой Инквизиции, напрямую связывая сам Орден Доминиканцев с этим печально известным учреждением. Но такой вывод более чем поспешен.

 Да, Доминик активно боролся с ересью, но никогда не принимал участие в расследованиях и допросах, как Инквизитор, уполномоченный римским папой. Тем более, он никогда не выносил приговоров. Максимум, чем он мог наказать раскаявшегося отступника, - это епитимья.

  Да, дом в Тулузе, где изначально собирались братья-проповедники, был отдан Инквизиции, но это, скорее стечение обстоятельств, а не заслуга самого Доминика.

 Да, с 1233г Инквизиторами стали назначать преимущественно доминиканцев, однако к этому моменту самого Доминика уже не было в живых 12 лет. Да и выбор пал на доминиканцев вполне логично: во-первых, они не были так связаны с паствой, как местные епископы, а значит, являлись более беспристрастными судьями и следователями. Во-вторых, не лишне напомнить основные цели создания Ордена - это проповедь и изучение богословия и других наук. Другими словами, доминиканцы больше других подходили для этой цели. Не даром буллу, утверждающею Орден издал папа Гонорий III, который был учёным человеком, прекрасно понимающим, как важно, чтобы проповедники сами являлись достаточно просвещёнными в вопросах веры.

  К тому же "Святой отдел расследований еретической греховности" (полное название Инквизиции) официально был учреждён в 1231г, т.е. тоже после смерти Доминика. Так что Н. Будур поторопилась с "пламенем костров" и "призывом крестоносцев уничтожать еретиков физически", Доминик хоть и был свидетелем подобного рода событий, но вряд ли их инициировал и приветствовал.

Легенды о св. Доминике

  Средневековье насквозь пропитано мистикой. И это вполне объяснимо: неуверенность в завтрашнем дне, страх перед голодом и болезнями, природными катаклизмами - вот что наполняло повседневность человека Средневековья. Попытки обрести уверенность, самоуспокоение заставляли обращаться к Писанию, как к наивысшему авторитету и опираться на силу традиции и предания, передающиеся от поколения к поколению. Если учесть то обстоятельство, что по-настоящему образованных людей было немного, то вышеперечисленное всё больше множило суеверие и слепую веру в чудеса. За любой яркой личностью в те времена тянулся шлейф легенд, Доминик не стал исключением.

  В самом начале уже упоминалось, какие странные ощущения и видения посещали его мать, пока она вынашивала будущего святого. И если это действительно было так, то эти видения сбылись - эмблема доминиканского ордена - собака с горящим факелом в зубах.

 Едва ли возможно перечислить все чудеса, приписываемые св. Доминику, и пересказать все легенды связанные с его именем. Бесчисленное количество изгнаний Дьявола, чудесные исцеления и неоднократные явления Доминику Богоматери и ангелов - это далеко не полный перечень иррационального в жизни святого. Приведём лишь некоторые, наиболее известные легенды и предания, удостоверяющие его святость.

Спор с еретиками и сожжение рукописи

св. Доменик и еретики в Фанжо
Святой Доменик и еретики в Фанжо

  В 1207г в Фанжо между еретиками и католиками разгорелся очередной диспут. В диспуте принимал участие и св. Доминик. Ни та, ни другая сторона не признавала себя побеждённой, судьи, назначенные спорщиками, также не могли определить, за кем стоит истина. Тогда решили определить победителя в ходе ордалии (испытание огнём). Для этого один из наиболее авторитетных альбигойцев изложил основы своего учения на бумаге. То же самое сделал и св. Доминик. Обе записки бросили в костёр, и случилось чудо: записка с учением альбигойцев сразу же сгорела, тогда как записка Доминика выскочила из огня и осталась неповреждённой. В результате еретики были вынуждены признать победу католиков.

Битва при Мюре

 12 сентября 1213г состоялась битва при Мюре, окончившаяся полным разгромом альбигойцев, несмотря на их значительное численное превосходство. Под командованием Педро II Арагонского, Раймонда Тулузского и графа де Фуа находились 2 500 рыцарей и более 40 000 пехотинцев. Командующий крестоносцами Симон де Монфор располагал всего лишь 1 000 рыцарей и 600 пехотинцами. Казалось, что результат предстоящего сражения вполне предсказуем, альбигойцы предвкушали быструю и лёгкую победу. Однако в ходе битвы погиб сам король Арагонский Педро II, а его войска были разбиты наголову, потеряв около 12 000 убитыми и пленными. Святой Доминик присутствовал на военном совете перед битвой, а во время сражения молился за победу Монфора в церкви Сент-Жак. Сам Симон де Монфор считал победу чудом, случившимся благодаря страстной молитве Доминика.

  Интересно ещё одно предание - за несколько дней до гибели Монфора, Доминик увидел сон, в котором большое красивое дерево, с поющими птицами на раскидистых ветвях, вдруг пало от одного удара и разрушило всё, что находилось вокруг него. Проснувшись, Доминик предсказал скорую смерть Симона де Монфора.

Розарий

  В XII веке была распространенна молитва, читаемая по чёткам, называемая "Псалтирь Марии", которая заменяла собой 150 псалмов (по числу бусин). Доминик всегда особо почитал Деву Марию, а потому сам любил читать эту молитву. По преданию однажды Доминику явилась Богородица, вручила ему чётки и сказала, чтобы во время чтения Псалтири Марии он также созерцал Тайны Спасения. Молитва, а так же чётки для её чтения, с тех пор стали известны под названием "Розарий" (лат. rosarium - венок из роз), и католическая церковь приписывает её традиционный вариант именно св. Доминику.

Встреча с Франциском

  Перед тем как получить разрешение на создание Ордена Проповедников, Доминик неоднократно усердно молился в церквях Рима. Однажды после молитвы ему предстало видение. Он увидел Христа, опечаленного и разгневанного на многочисленных грешников. Рядом с ним находилась Дева Мария, которая успокаивала Своего Сына, и просила повременить его с наказанием для людей. Она сказала, что знает тех, кто может вновь обратить согрешивших к Богу и подвела к Иисусу двух монахов, в одном из которых Доминик узнал самого себя, второй монах был ему незнаком, но он запомнил его внешность. На следующий день, когда Доминик вновь пришёл в церковь, он увидел среди молящихся человека из своего видения. Доминик сразу же подошёл к нему и произнёс: "Ты, брат мой! Пойдём вместе, и никто не одолеет нас!" Незнакомцем был никто иной, как Франциск Ассизский.

Воскрешение Наполеона Орсини

  28 февраля 1218г в церкви святого Стикса собрались Доминик, кардиналы Уголино, Николай и Стефан, а так же настоятельница и все сестры из монастыря Святой Марии. Отныне братья-проповедники уступали эту церковь женской общине, и настоятельница торжественно передавала всю власть над общиной в руки доминиканцев. Неожиданно в церковь вбежал человек и сообщил дурную весть - племянник кардинала Стефана - Наполеон Орсини только что погиб, упав с лошади. Все поспешили к месту трагедии. Доминик сразу же велел подготовить всё для Святой Мессы. Отслужив Мессу, он приблизился к телу погибшего юноши, вправил переломанные кости, осенил его крестным знамением и громко произнёс: "Юноша Наполеон! Именем Господа нашего Иисуса Христа повелеваю тебе, - встань!" После чего разбившийся племянник кардинала ожил и поднялся с земли. На его теле не было ни единой царапины.

Источники:

  • Ксения Козлова "Святой Доминик - светоч церкви Христовой" Санкт-Петербург 2013 г.
  • Н. Будур "Повседневная жизнь инквизиции в средние века" Москва Молодая гвардия 2011г.
  • Википедия https://ru.wikipedia.org/wiki/
  • Жак Ле Гоф "Цивилизация Средневекового Запада" Екатеринбург У-Фактория 2005
  • Осокин Н.А. "История альбигойцев и их времени"
  • Братья доминиканцы. Орден Проповедников в России http://praedicatores.ru/
  • Католическая Россия. Азбука католицизма. Католицизм от А до Я http://catholic.ru/index.php

¹Осокин Н.А. "История альбигойцев и их времени" т.I гл. 3
²Добрые люди - альбигойцы, катары
Макхост - качественный хостинг Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru